Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Луи Буайяр: «Старшеклассники понимают, что на кону стоит их будущее»

Оливье Шартрен

Лицеисты (старшеклассники) и студенты продолжили вчера протестные выступления. В поле зрения правоохранительных органов попали около 450 человек, 50 из них были задержаны. 3 декабря Луи Буайяр, президент Национального совета лицеистов, одним из первых призвал старшеклассников поддержать движение. Сегодня он рассуждает о его перспективах.

Ольвье Шартрен: Вас не удивила такая жёсткая реакция властей на ваше протестное движение?

Луи Буайяр: Не особо. В прошлом году наши товарищи уже получили ранения. Есть среди нас и те, кто оказался в тюрьме без права досрочного освобождения… Но на этот раз против лицеистов были использованы травматическое оружие и слезоточивый газ… Пикеты – единственный способ протеста, доступный учащимся, ведь нас наказывают за пропуск занятий по неуважительной причине, если мы участвуем в манифестациях. Мы подали иск в связи с инцидентом в Мант-ля-Жоли, хотя и понимаем, что его рассмотрение может затянуться. Страшно то, что в нашей стране можно ударить или ранить несовершеннолетнего, и это никого не шокирует. А между тем действия полиции не были спонтанными. Это вовсе не «злоупотребления». Делать такие шаги их заставляют приказы государственных властей.

О.Ш.: В списке ваших требований к правительству есть пункт о пересмотре системы «Parcoursup». Что плохого в этом нововведении?

Л.Б.: Все знают, что поступить в университет может любой обладатель аттестата о среднем образовании. Однако с созданием портала «Parcoursup» всё стало не так просто: в каждом заведении вводятся правила, о которых мы иногда даже не знаем, позволяющие университетам выбирать себе студентов. Таким образом формируется некий рынок, на котором каждый выпускник имеет свою цену: тот, кто закончил престижный парижский лицей «Henri-IV» со средним баллом 18, кто много путешествовал, ценится очень высоко. Зато выпускник лицея, находящегося в деревне или пригороде, который учился в переполненном классе, где не велись некоторые уроки по причине отсутствия учителя, имеет невысокую цену на этом рынке, даже если сам он заслуживает большего. Так происходит социальный отбор, а в результате 50 000 выпускников школ получают статус «не продолжающими обучение» (это означает, что им предлагают изучать дисциплины из того, что осталось после «престижных» учеников, и люди отказываются учиться дальше), а 120 000 человек (то есть, каждый восьмой) поступают в частные учебные заведения. Разве это не разрушение государственной системы образования?

О.Ш.: Почему вы недовольны реформой общего среднего образования?

Л.Б.: Она создаёт основу для социального отбора. У нас внедряется непрерывный контроль за баллами в аттестате, хотя всем известно, что одинаковая оценка, полученная в разных лицеях, имеет разный смысл. То же самое касается и замены профилей аттестата на «специальности»: при выборе специальности мы окажемся в неравных условиях, ведь по причинам финансового характера многие лицеи не могу себе позволить нанять преподавателя по некоторым специальностям. Например, если я хочу учиться по специальности «искусствоведение», а в моём лицее её нет, то как мне быть? Можно перейти в другой лицей, в Париже с этим нет проблем. Зато тем, кто не живёт в столице, возможно, придётся каждый день ездить, например, километров за 70... Если же я сейчас откажусь от этого варианта, то в дальнейшем «Parcoursup» не позволит мне повторно воспользоваться им. Ученик оказывается в ловушке, и выбраться из неё он не в силах. Одна из основ школы в Республике – всеобщее равенство, а здесь мы видим нарушение этого принципа. Это ещё один социальный проект, выдвинутый Жан-Мишелем Бланке, который хочет внедрить его вместе с реформами. Лицеисты хорошо понимают, что происходит. Они осознают, что на кону стоит их будущее. Именно поэтому они и примкнули к движению.

О.Ш.: То же самое относится и к профессиональному среднему образованию?

Л.Б.: Не в полной мере, но логика та же. Те, кто урезает программу за счёт знаний общекультурного характера, которые помогают воспитать мыслящего гражданина, обладающего широким кругозором и способностью к рефлексии, как будто внушают нам: вы получаете профессию и ничем другим в своей жизни заниматься не будете. Но не следует верить тому, что по окончании профессионального лицея можно будет продолжить обучение и получить диплом техника высшей квалификации: при таких условиях учебные заведения, готовящие высококвалифицированных технических специалистов, предпочтут набрать абитуриентов из числа обладателей диплома об общем среднем образовании. А тем, кто получил диплом о среднем профессиональном образовании, остаётся одна дорога - устраиваться на работу. Но им, как правило, предлагают не так много вариантов, и все они предполагают неквалифицированный, непостоянный и низкооплачиваемый труд. Среднее профессиональное образование – отличный вариант, но на сегодняшний день из-за того же самого социального отбора это вариант тупиковый.

О.Ш.: Вы также выступаете против проекта «Всеобщая служба на благо нации» (SNU). Почему?

Л.Б.: Да, потому что на это бесполезное и дорогостоящее начинание будут потрачены бешеные деньги. Те самые деньги, которые лучше было бы отдать учебным заведениям, чтобы всем хватало учителей и в классах не было по 35 человек! Это апофеоз проекта, выдвинутого Бланке: школу лишают одной из её функций – формирования культуры поведения в среде, неоднородной по социальному и национальному составу, а вместо неё внедряют это нововведение.

О.Ш.: Как протестное движение будет эволюционировать в ближайшие дни?

Л.Б.: Министры только и делают, что просят нас призвать молодёжь к спокойствию. Мы-то можем сколько угодно призывать, но дело не в этом. Во-первых, притеснения только усиливают недовольство. Во-вторых, единственная возможность действительно остановить движение – это дать ответ на требования протестующих. Мы боремся не только против реформ, мы сражаемся за справедливость, за равенство. Только так мы сможем помешать тем, кто пытается обернуть себе на пользу это недовольство ультралиберальной политикой, волны которого поднимаются со всех сторон. Мы слишком долго терпели её.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код