Бенуа Кокар: протестные акции и классовая борьба

Беседовал Пьер Дюкен

«Ещё до 17 ноября молодые люди говорили о необходимости самоорганизации», – говорит о развитии событий исследователь. Многие жители региона Гранд-Эст, где проходят его исследования, готовы влиться в протестное движение – и это произвело на него серьезное впечатление.

– Кто такие «желтые жилеты»? Можете ли вы определить их состав как социолог?

– Нужно различать носителей «бренда» «желтые жилеты» – тех, кто расставляет «лайки» на страницах в Фейсбуке, и тех, кто находится на местах, блокируя дороги. На уличных акциях в основном встречаются представители малоимущих классов, среди которых наиболее многочисленными являются рабочие и наёмные служащие. Демограф Эрве Ле Бра наглядно демонстрирует соотношение между количеством уличных пикетов и численностью населения – особенно выделяются те территории, основное население которых составляют представители рабочих профессий, молодёжь и люди пенсионного возраста.

Участники акций протеста проводят много времени «на баррикадах». Я разговаривал с участниками такого пикета, где было установлено круглосуточное дежурство. Некоторые из них получают очень низкие зарплаты, другие потеряли работу, кто-то трудится по кратковременным контрактам... Супружеская пара рабочих, сменяя друг друга, участвуют в манифестации – когда муж стоит в пикете, жена сидит с детьми, и наоборот. Я заметил, что такую твёрдость и решительность – несмотря на холодную погоду – в первую очередь проявляют представители малоимущих классов. В блокировании дорог участвует много незамужних и разведённых женщин: они получают самые маленькие зарплаты и составляют большую часть бедных домохозяйств.

– Укрепит ли это движение их классовое самосознание?

– Хотя малоимущие являются наиболее массовыми участниками движения, они не осознают себя как единое целое. Среди «желтых жилетов» также имеются представители промежуточных категорий с неразвитым классовым сознанием – ремесленники и работники сельского хозяйства, частные собственники. Они часто высказывают недовольство налогами и даже выступают против существования социальных пособий. Но в целом всем им присуще одно мировоззрение, схожие предпочтения, общий стиль жизни, где центральное место занимает автомобиль.

Это ещё одна причина того, почему движение развивается. Оно помогает сплотиться, наладить связи, установить взаимодействие между «жёлтыми жилетами», автомобилистами и СМИ. Участники движения постоянно мониторят Фейсбук и BFM TV, чтобы наблюдать за тем, «кто о нас говорит», «кто нас клеймит», «кто нас защищает». Они внимательно следят за тем, как к ним относятся другие люди. Проезжающие через пикеты автомобилисты обычно делятся на две части – симпатизирующие водители, которые поддерживают манифестантов; и богачи – «буржуи, которым плевать на нас».

Я наблюдал сцену, когда один «хозяин жизни» атаковал заграждения пикетчиков на своем авто с номерами парижского региона. Он сбил женщину и даже не остановился. Его защитили жандармы, и штраф нарушителю, конечно, не выписали. «Желтые жилеты» были возмущены: «Получается, что этот человек выше закона?!»; «Судя по его толстому брюху, он хорошо питается»; «Он не такой, как мы»; «Богатые относятся к нам, как к дерьму». Такая реакция вызвала у меня удивление – я знал некоторых из присутствовавших людей, поскольку проводил среди них опросы, однако ни разу не слышал, чтобы они так высказывались на тему неравенства.

В деревенской среде наблюдается тенденция к размыванию существующих социальных различий. В первую очередь это характерно для  территорий с высоким рейтингом ультраправых. Жители деревень часто работают на небольших предприятиях, и поддерживают близкие отношения с начальством, играя с ним в футбол по выходным. Профсоюзы представлены здесь довольно слабо, поскольку система производственных связей давно разрушена. «Желтым жилетам» удалось возобновить дискуссию о социальных противоречиях в обществе и чётко определить, кем являются те, кто участвует в движении, и те, кто в нем не участвует. Например, местная элита не присоединилась к протестующим, и я не видел рядом с уличным пикетами местных депутатов. Раскол проявился и в среде бизнесменов – они возмущаются тем, что действия манифестантов мешают их бизнесу. К слову, это противоречит рассуждениям о существовании так называемой «Франции территорий» –любимая тема лидера правоконсервативной партии «Республиканцы» Лорана Вокье – жителя которой якобы разделяют общие для всех интересы, независимо от своей социальной принадлежности. Говорить о классовом сознании, было бы немного преждевременно – но, так или иначе, это движение выявляет классовые позиции.

– Многие называют это движение нео-пужадизмом…[i]

– Это протестное движение затрагивает не только налоговые вопросы –  речь идёт о материальных условиях существования. С точки зрения «желтых жилетов», необходимо положить конец дороговизне жизни, решив этот вопрос на системном уровне. Вместо того, чтобы сказать: «у нас нет денег», они, скорее, говорят о том, что у некоторых их слишком много. Вопрос об отмене налога на богатство очень часто возникает в различных дискуссиях, а Эммануэль Макрон получил стойкий имидж защитника богачей. Складывается впечатление, что он никого не любит – и ему отвечают на это взаимностью. Участники акций рассуждают о том, что этот президент был избран за неимением более подходящего кандидата, что он не знает, как живут простые люди и продвигает свои личные интересы. Ежедневно к блокированию дорог присоединяются новые люди, которые говорят: «Больше всего меня взбесили высказывания Макрона и его министров».

 

[i] Пужадизм – профашистское движение во Франции в 50-60 гг. ХХ века, которая, в частности, опиралось на недовольство существующими налогами – прим. ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код