Крым живёт по российскому времени

Александр Валлон

Люди ещё не успели прийти в себя после стрельбы в керченском колледже 17 октября и очень обеспокоены той непростой ситуацией, которая сложилась в акватории Азовского моря.

На симферопольском Привозе, расположенном на улице Киевской, по-прежнему идёт бойкая торговля. На этом огромном рынке, находящемся в северной части города, можно купить фрукты, овощи, грибы, сыры, мясо и рыбу. Сегодня утром идёт дождь, и главная тема в разговорах продавцов с покупателями – прохладная погода, установившаяся этой осенью. «Так приятно поговорить о чём-нибудь, не связанном с расстрелом в Керчи. Этот случай ошеломил нас. Весь полуостров оплакивал погибших», – говорит Маша, торгующая здесь картошкой.

Спустя пять лет после референдума о независимости и присоединении к России, события, произошедшие в Крыму 17 октября и унёсшие жизни 20 человек, заняли первые строчки новостных агентств. Тогда 18-летний юноша открыл огонь и взорвал бомбу в политехническом колледже Керчи – портового города, расположенного на востоке полуострова. «Мы все до сих пор находимся под впечатлением. Ведь каждый из нас знал кого-нибудь из погибших или был знаком с родственниками убитых», – говорит Ольга, которая пришла на рынок за яблоками и грибами.

В окрестностях Симферополя (города с населением 330 000 человек) развернулось масштабное строительство. Здесь прокладывают дороги, строят различные здания, магазины – Российская Федерация активно инвестирует в этот регион. Самый яркий пример – новейший аэропорт с ультрасовременным дизайном и архитектурой, построенный на бывшем пустыре. «После референдума 2014 г. Крым сильно изменился. Россия направила средства на реализацию множества различных проектов. Украина же лишь изредка обращала на нас внимание», – говорит Андрей Трофимов, председатель Союза журналистов Республики Крым.

В Симферополе отношения между представителями многочисленных национальных диаспор (русские, украинцы, татары, армяне и т. д.) в основном складываются мирно. 32-летний украинец Павел решил остаться здесь и соблюдать все местные административные нормы: «У меня по-прежнему есть украинский паспорт, но мне пришлось сменить номерные знаки на машине, потому что так полагается, к тому же так безопаснее. Мне же не хочется, чтобы на меня косо смотрели. А вообще наша жизнь не очень-то изменилась. Но здесь, на полуострове, повсюду идёт строительство, так что стало проще найти работу».

Представителей ещё одной крупной диаспоры – крымских татар – устраивает нынешнее положение дел. Хотя они предпочли бы независимость без присоединения к России. Своими размышлениями на эту тему делится Рустем: «История наших отношений помнит печальные страницы. Но я отсюда не уеду. Моим родным довелось пережить все драматические события: войну, депортацию (1). Но в 1980-х гг. они вернулись в Крым. Ведь жизнь продолжается. Я согласен с тем, что теперь эта территория входит в состав России. На своё 30-летие угощу друзей водкой и шашлыками!» Отметим, что при этом в докладе ООН, опубликованном в сентябре 2017 г., упоминается о навязывании российского гражданства и российских правовых норм всем жителям полуострова.

По дороге из Симферополя в Керчь (восток полуострова) тянется вереница грузовиков. Эта трасса полностью отремонтирована, но продолжаются работы по её расширению (добавятся ещё две полосы), строятся мосты, развязки, места для отдыха и т. п.  Дело в том, что с 15 мая 2018 года, когда был торжественно открыт мост, соединивший Россию и Крым, объём грузоперевозок резко увеличился. Ведь раньше большинство продовольственных товаров приходилось доставлять или поездами, или самолётами, чтобы обойти блокаду, установленную украинскими властями после одностороннего решения Крыма о принятии независимости в 2014 г. Такие способы перевозки сопряжены с риском и дополнительными издержками. По мнению директора Аналитического центра при Франко-российской торгово-промышленной палате Арно Дюбьена, «с экономической точки зрения этот мост имеет для России огромное значение. До присоединения Крыма грузы доставлялись на полуостров главным образом через территорию Украины, но с введением блокады передвижение товаров и людей существенно осложнилось».

Вдоль трасс можно встретить людей, предлагающих купить у них различные продукты, от грибов до местного мёда. «Видимо, этим летом торговля у них шла удачно. Из-за огромного потока грузовиков и обилия туристов на дорогах мне порой приходилось стоять в пробках шесть часов из-за останавливавшихся людей, чтобы доехать до Керчи», – рассказывает Александр, водитель автобуса. В 2018 г. российские туристы вернулись в Крым, который по-прежнему остаётся популярным местом отдыха благодаря пляжам и курортам на черноморском побережье. «Новый аэропорт, мост и другие объекты инфраструктуры привлекают людей. Правительство России и Владимир Путин потребовали завершить большую часть работ к началу летнего сезона», – подчёркивает Андрей Трофимов.

Стоимость этого проекта (моста) оказалась внушительной - 228,3 миллиарда рублей (около 3 миллиардов евро), не считая убытков от санкций, наложенных Европейским Союзом 31 июля на компании, которые участвовали в его реализации. Но президент России видит в этом не только экономический аспект. На референдуме люди однозначно одобрили присоединение Крыма, что увеличило популярность Владимира Путина (в последние годы его рейтинг достигал порой 80 %).

Сегодня многие зарубежные компании, в первую очередь китайские и турецкие, всё больше интересуются возможностями экономического взаимодействия с Крымом. Санкции не позволяют европейским и североамериканским фирмам немедленно начать вкладывать средства в экономику полуострова. «Однако очевидно, что многие французские компании, работающие в области строительства зданий и сооружений, туризма, энергетики и виноделия уже изучают различные варианты сотрудничества с российскими предприятиями», – утверждает один из членов организации «Альянс Франсез» (Alliance francaise). Ещё одна важнейшая для Крыма отрасль экономики – это сельское хозяйство. Многие местные производители продолжают работать совместно с европейскими партнёрами. «Поначалу попытки организовать блокаду, предпринимавшиеся Украиной и рядом её европейских партнёров, отразились на поставках в Крым некоторых продуктов, привели к перебоям в энергоснабжении и обеспечении полуострова водой. За последние два года ситуация существенно изменилась к лучшему благодаря развитию инфраструктуры. Теперь дорога по суше позволит обойти морскую блокаду», – говорит Андрей Трофимов.

Проехав 200 километров, мы замечаем справа от дороги огромную стальную конструкцию. Это 18-километровый мост через Керченский пролив. Его сооружение началось в феврале 2016 г., и сейчас он соединяет порт на Чёрном море с Таманским полуостровом (территория России, Краснодарский край), проходя через остров Тузлу. Мост стал символом разногласий, а теперь ещё и эмблемой напряжённости в Азовском море. «Арочные пролёты моста препятствуют прохождению многих судов, высота которых слишком велика (мост возвышается над водой на 33 метра – прим. ред.)», – возмущается директор мариупольского порта (Украина) Александр Олейник (2).

Источником жёстких разногласий между Россией и Украиной является двустороннее соглашение, подписанное в декабре 2003 г. Этот документ присвоил Азовскому морю эксклюзивный статус внутреннего водоёма Украины и России. Разразившаяся дипломатическая и торговая война сильно отразилась на транспортировке грузов в этой акватории. «Корабли, выходящие из украинских и российских портов, подвергаются задержаниям и проверкам. Кроме того, обе страны разместили в этом, довольно небольшом море, свои военные суда. Мы опасаемся, как бы чего не случилось», – сетует рабочий в керченском порту.

Город, основанный греческими поселенцами (примерно в VI веке до н. э.), насчитывает сегодня 145 000 жителей. В последнее время в Керчи царит тягостная атмосфера. До сих пор с наступлением темноты улицы остаются почти безлюдными. «После стрельбы 17 октября люди боятся. Они глубоко потрясены случившимся, здесь никто не ожидал ничего подобного. После этого случая магазины несколько дней не работали. Я несколько дней не водила дочку в детский сад», – рассказывает Мария, сотрудница информационного сайта kerchinfo.com. В тот день она и её коллега Дима первыми прибыли на место событий. «Сначала мы подумали, что произошла утечка газа. Никто не мог понять, что случилось. Но, когда мы увидели первых пострадавших с пулевыми ранениями, всё сразу же стало ясно. Мы принялись помогать сотрудникам экстренных служб, постоянно передавали информацию о том, что происходило на наших глазах».

Сегодня, когда после трагедии прошло чуть больше месяца, жители города пытаются забыть те страшные дни. Пережить трагедию помогло единение всех жителей Крыма. Но до сих пор остаётся немало вопросов о той трагедии... Где стрелок взял крупную сумму денег на покупку оружия и изготовление бомб? Что двигало им? И как планировался этот расстрел… Многие жители Крыма возмущены тем, что они не получили достаточной «моральной поддержки». «Я думаю, было бы правильно, если бы за рубежом люди и средства массовой информации выразили такую же солидарность с нами, которую выразили мы после трагедии во Франции. Всё-таки погибли двадцать человек, и все они – молодые люди, студенты», – добавляет Мария.

(1) В 1944 г. около 200 000 крымских татар, а также представители других крымских диаспор (болгары, греки, армяне) были депортированы в Среднюю Азию.

(2) По материалу агентства AFP от 26 сентября «Российско-украинская буря в Азовском море».

Добавить комментарий


Обновить Защитный код