Состязание в красноречии на саммите ЕС

Тома Лёмайё

Громкие слова без предложения каких-либо серьёзных действий. В воскресенье в Брюсселе лидеры 27 стран-членов Европейского союза одобрили соглашение по выходу Соединённого Королевства. При этом страны Евросоюза соревновались в лиризме, стараясь наилучшим образом выразить свою печаль по этому поводу. Каждое государство по-своему пыталось оказать давление на британских парламентариев, которые в ближайшие недели должны будут проголосовать по этому документу. «Очень драматично наблюдать за тем, как Соединённое Королевство покидает ЕС после 45 лет, проведённых в нём», - сказала Ангела Меркель. Эммануэль Макрон заявил, что для него этот саммит не станет ни «праздничным днём», ни «днём скорби». Президент Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер назвал «печальным моментом», и даже «трагедией», тот факт, что Соединённое Королевство покидает Европейский союз.

Все европейские лидеры толпятся вокруг британского премьер-министр Терезы Мэй, которая оказалась в очень трудном положении, сражаясь с собственным правительственным большинством, объединяющим консерваторов и североирландских юнионистов. Особое возмущение вызывает у них факт сохранения страны в составе таможенного союза. Это было сделано с одной целью: устранить опасность возврата физической границы между севером и югом Ирландии. После завершения заседания Европейского совета всё взгляды обратились в сторону британских парламентариев. Тереза Мэй заявила: «Если люди думают, что у нас ещё есть время на переговоры, то это не так. Принятое соглашение – это самый лучший, самый реалистичный вариант». Чтобы убедить в этом всех, немецкий канцлер назвала соглашение по Брекзиту «дипломатическим произведением искусства». Главный участник переговоров от Европейского союза Мишель Барнье призвал британских депутатов «действовать ответственно». «Этот документ является необходимым этапом для того, чтобы выстроить доверительные отношения между Соединённым Королевством и Европейским союзом и таким образом заложить основу для реализации амбициозный, небывалых доселе проектов взаимодействия в будущем», - говорит он.

С поражающей наивностью, Жан-Клод Юнкер представил себя на месте Вестминстерских парламентариев: «Я бы проголосовал за это соглашение, поскольку для Великобритании это лучшее из возможных. Те, кто думают, что, отклонив его, они выиграют, в ближайшие секунды будут разочарованы». 

Прежде чем опомниться и не дать английским ультралиберальным и ксенофобским таблоидам повода разгромить себя, Юнкер сказал: «Европейский союз не внесёт существенных изменений в свою позицию по этим вопросам, и поэтому я считаю, что британский парламент ратифицирует соглашение, ведь это мудрый парламент!». Такой же совет прозвучал и из уст нидерландского премьер-министра Марка Рютте: «Если бы я жил в Соединённом Королевстве, я бы сказал «да» этому тексту. Я бы сказал, что он весьма приемлем для моей страны, потому что этот документ ограничивает последствия Брекзита, демонстрируя уважение к решению о выходе из ЕС…». Однако решение ряда «проблемных» вопросов (например, проблема рыбной ловли, статус Гибралтара и некоторые другие) было отложено на потом, чтобы учесть опасения Франции и Испании, возникшие при рассмотрении соглашения. Таким образом, можно сказать, что Брюссельский этап прошёл, но не всё было улажено. Кажется, никто не сомневается в том, что Европейский парламент отдаст большинство голосов за соглашение с Великобританией, и далее всё будет решаться в британском парламенте в Лондоне. Лидер лейбористской оппозиции Джереми Корбин по-прежнему призывает отказаться от этого документа. «Это очень плохое соглашение, - считает он. – Это результат жалкого провала переговоров, который приведёт нас в худший из возможных миров. Это лишает нас права голоса в определении нашего будущего и ставит под угрозу наши рабочие места и условия жизни».

Добавить комментарий


Обновить Защитный код