Штормовое предупреждение в Азовском море

Стефан Обуар

Неужели Кремль нарушил правила ведения той негласной войны, развернувшейся между Москвой и Киевом в 2014 г. после аннексии Крыма, которую также называют возвращением полуострова в состав России на основании волеизъявления его жителей? В ночь с воскресенья на понедельник три корабля, направлявшиеся по Керченскому проливу в Азовское море в сторону украинского порта Мариуполь, были захвачены судами российского флота. Корабли (два бронекатера «Бердянск» и «Никополь» и буксир «Яны Капу») пытались войти в пролив из Чёрного моря. Этот короткий, но жёсткий инцидент (вчера утром стало известно, что в нём пострадали 6 из 23 украинских моряков, двое из которых получили тяжёлые ранения) положил начало конфликту. Украинская сторона в лице Комитета по безопасности и обороне сразу же предложила президенту Петру Порошенко ввести военное положение «на шестьдесят дней». Напряжённость нарастала так быстро, что ударная волна от этих потрясений достигла даже Нью-Йорка, где Совет безопасности ООН собрался на экстренное заседание. Некоторые политические деятели, в том числе председатель Европейского совета Дональд Туск, недолго думая, осудили «применение Россией силовых методов в Азовском море». Что касается Москвы, то она не опровергла ни сам факт операции, ни «использование оружия» и обвинила Киев в попытке «вести незаконные действия в российских территориальных водах».

Таким образом, Россия словом и делом заявила об односторонних притязаниях на прибрежные воды в акватории Крыма. До 2017 г. Москва не претендовала на них и спокойно относилась к заходу в эту акваторию судов под иностранными флагами. Однако ситуация изменилась после постройки 19-километрового моста через Керченский пролив, физически и символически связавший Крым с Таманским полуостровом, входящим в территорию Краснодарского края в России. Это строительство вызвало бурные обсуждения. Арочные пролёты моста затрудняют проход многим судам, и российские пограничники, не колеблясь, задерживают корабли.

Необъявленная война.

Такую стратегию Кремля можно считать в определённом смысле реакцией на давление, ощущаемое Москвой со стороны НАТО, который размещает всё новые и новые военные базы в Восточной Европе и проводит учения в прибалтийских странах. Она основана на неопределённом статусе Азовского моря. Во времена Советского Союза это море считалось внутренним. После распада СССР отношения вокруг Азовского моря должны были регулироваться классическими нормами морского права, с разграничением российской и украинской экономических зон и присвоением статуса международных вод центральной части моря. В 1997 г. Украина и Россия заключили соглашение, направленное на решение болезненного вопроса о разделе бывшего советского Черноморского флота, базирующегося в крымском порту Севастополь. Согласно документу, большинство кораблей оставались в собственности Москвы, которая в обмен на это обязалась выплачивать Киеву аренду за пользование портом в Крыму. В 2003 г. было подписано украино-российское соглашение о совместном использовании Азовского моря и Керченского пролива, что ещё раз закрепило статус «внутреннего моря, общего для двух стран».

Киев вполне может воспользоваться этим беспрецедентным случаем для того, чтобы объявить о расторжении соглашения 2003 г. и вернуться к классическому режиму разделения территориальных вод в соответствии с положениями конвенции ООН о морском праве. Так что вопрос о статусе Азовского моря даёт Украине все основания для обращения за содействием к международным органам правосудия.

Негласная война, которую ведут между собой соперничающие стороны, грозит перерасти в более тяжёлый конфликт. Некоторые высшие чины в украинском командовании говорят, что инцидент в Азовском море может предвещать нападение России на Мариуполь – последний украинский порт на территории Донбасса – региона, где с 2014 г. воюют сторонники сепаратизма. Учитывая всю серьёзность произошедшего, на эту опасность нельзя закрывать глаза.

Вчера днём Франция, Великобритания (тоже заявившая об «акте агрессии» со стороны России), Польша, Нидерланды и Швеция - пять стран Евросоюза, имеющие своих представителей в Совете безопасности ООН, выступили с резким заявлением, потребовав от России «восстановить свободный проход» по Керченскому проливу.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код