Истинное лицо Федеративной республики Германия

Бернар Фредерик

Пощёчина тёмной стороне ФРГ.

7 ноября 1968 года. Федеративная республика Германия. Делегаты второй день проходящего в Бердине съезда  Христианско-демократического союза (ХДС) собрались на итоговое заседание. В зал вошла молодая женщина и проказала «своё» журналистское удостоверение. Держа в руке блокнот, она пробралась между рядами кресел и подошла к столу президиума, за которым сидят руководители партии, в том числе и канцлер ФРГ Курт Георг Кизингер, избранный на этот пост двумя годами ранее.

Этой женщиной была Беата Кларсфельд, тогда ей было 29 лет. Ровно столько же было Кизингеру в 1933 г., когда он вступил в ряды нацистов. Беата родилась в 1939 г. в простой лютеранской семье Кюнцель. «Мои родители никогда не были нацистами, но голосовали за Гитлера, как и многие другие», – вспоминает она. В том же году Кизингер, адвокат при берлинском апелляционном суде, преподававший государственное право в университете, готовился занять пост в министерстве иностранных дел Рейха, возглавляемом Иоахимом фон Риббентропом, и вскоре стал заместителем по радиопропаганде за рубежом (в частности, во Франции). Также он обеспечивал взаимодействие между Риббентропом и Геббельсом. Его прозвищем в министерстве было «Заграничный Геббельс».

Подойдя к столу президиума, молодая женщина направилась к канцлеру. Тот повернул голову и женщина отвесила ему звонкую оплеуху с криками: «Нацист! Нацист!». Канцлер схватился за голову и спросил: «Это та самая Кларсфельд?».

Два года эта молодая немка пристально следила за Кизингером. Она публиковала статьи во французских газетах (ведь это кульминационный этап франко-германского «примирения»!), издала брошюру под названием «Вся правда о Курте Георге Кизингере, лидере нацистской пропаганды», изданную на немецком и французском языках, организовывала встречи с общественностью, обращалась к представителям французской и немецкой интеллигенции (в частности, с Гюнтером Грассом). Однажды в Бундестаге она выкрикнула канцлеру в лицо: «Кизингер, нацист, уходи в отставку!». Кто же такая была Беата Кларсфельд?

Ей был 21 год, когда она переехала из Германии во Францию, чтобы работать воспитателем в семье. Её не устраивал традиционный для того времени удел немецких женщин, условно названный «Три К»: «Kinder, Kuche, Kirche» («дети, кухня, церковь»). В 1960 г. она случайно познакомилась в метро со студентом юридического факультета по имени Серж Кларсфельд. Три года спустя они поженились. Однажды Серж привёз жену в Освенцим, где погиб его отец. Подобно всем (или почти всем) молодым немцам, она мало что знала о преступлениях нацистов и о нацизме как таковом. Серж показал ей «скрытое лицо» Германии.

Когда в 1966 г. французская пресса опубликовала взятые из немецких журналов разоблачительные материалы о прошлом недавно избранного канцлера Германии, Беата решила, что в ФРГ происходит нечто совершенно неприемлемое. Ей захотелось что-нибудь предпринять, и она начала действовать. В дальнейшем, отвечая на вопрос о том, почему она дала пощёчину именно Кизингеру, а не кому-либо другому, Беата заявила: «Если мы хотим отстранить нацистов от государственных дел, то  начинать надо с самого влиятельного человека в стране». Позже в своих «Мемуарах», написанных в соавторстве с Сержем, она размышляла: «Только ли Кизингера можно назвать палачом в Освенциме? Нет, ещё есть садисты, которые непосредственно убивали людей. Но человек, который культивирует садизм в окружающих, который распространяет клевету на народ, приговорённый, как ему известно, к уничтожению, в этом особом преступлении занимает особое место». В той же книге Беата Кларсфельд призывает читателя задуматься над высказыванием Екклезиаста: «Зло распространяется по Земле, потому что мы не осуждаем виновных» (1).[i]

Именно этому злу пытался противостоять во Франкфурте-на-Майне генеральный прокурор федеральной земли Гессен Фриц Бауэр. Он родился 16 июля 1903 г. в Штутгарте и занимал должность судебного заседателя в суде своего родного города. В мае 1933 г. он был арестован агентами Гестапо и интернирован, после чего уволен со службы по причине еврейского происхождения и членства в Социал-демократической партии Германии (СДПГ). В 1935 г. Фриц Бауэр нашёл убежище в Дании. В 1943 году, в период оккупации, переехал в Швецию, где совместно с Вилли Брандтом (тем самым, который в 1969 г. займёт пост Кизингера) основал газету «Sozialistische Tribune» («Социалистическая трибуна»). Вернувшись в Германию после окончании войны, в 1963–1965 гг. судья Бауэр инициировал во Франкфурте-на-Майне так называемые «Освенцимские процессы», в ходе которых перед судом предстали бывшие надзиратели из лагеря смерти. Он сыграл решающую роль в обнаружении следов Эйхмана в Аргентине и сообщил эти сведения израильтянам, не доверяя правосудию своей страны, гордостью которой он по праву являлся. К сожалению, приходится предположить, что не все разделяли его взгляды: 1 июля 1968 г., за четыре месяца до того, как Беата Кларсфельд отвесила пощёчину «Зарубежному Геббельсу», Фриц Бауэр был найден мёртвым в ванне в своей квартире во Франкфурте-на-Майне. Обстоятельствами этой загадочной смерти не заинтересовались ни полиция, ни правительство в Бонне. «Стоит мне выйти за порог Дворца правосудия, как я оказываюсь на вражеской территории», – говорил Фриц Бауэр. Что ж, он был прав...

Говоря образным языком (насколько «высокий стиль» уместен в такой ситуации), Беата Кларсфельд пыталась практически выкорчевать Кизингера, но за ним скрывался густой лес. В ноябре 2015 г. историки Франк Бёш и Андреас Виршинг, возглавлявшие комиссию, которой было поручено выяснить детали нацистского прошлого федерального министра внутренних дел, представили первые результаты своих расследований. По их данным, в период, когда судья Бауэр находился на службе, то есть в 1950–1960-х гг., в 66 % случаев посты глав министерских департаментов занимали бывшие члены Национал-социалистической партии, причём 45 % составляли бывшие участники штурмовых отрядов («коричневорубашечники»). В 2011 г. стало известно, что 33 из 47 руководителей Федерального ведомства уголовной полиции Германии (BKA) ранее состояли на службе в отрядах СС. Например, Пауль Дикопф, в прошлом младший лейтенант СД (служба безопасности СС) в 1965 г. возглавил BKA, а в 1970 г. занял высший пост в Интерполе. В 1973 г. (уже после смерти Дикопфа) Ганс-Дитрих Геншер , тоже служивший в 1945 г. в войсках СС, заявил, что Пауль Дикопф был «Дикопфапримером для всей немецкой полиции»! Позже, при Гельмуте Коле, Геншер стал министром иностранных дел!

Но, к сожалению для одних и к счастью для других, в рамках службы внешней разведки (BND) существовал ещё «отдел правовой защиты», который занимался немецкими военнопленными, захваченными за рубежом, и принимал участие в организации побегов нацистов. Именно этот отдел предупредил «лионского мясника» Клауса Барби о том, что против него ведётся работа (в частности, им заинтересовалась чета Кларсфельд).

Очевидно, что соглашение о денацификации, достигнутое в Лондоне в 1942 г. союзниками по Второй мировой войне (США, Великобританией, СССР) и закреплённое в августе 1945 г. Потсдамским соглашением, нередко «нарушалось» с самых первых шагов, главным образом западными странами. Об этом свидетельствуют цифры: до 1947 г. в британской зоне удерживались 64 500 человек, из которых 34 000, то есть 53 %, были освобождены; в американской зоне удерживались 95 250 человек, из них были освобождены 44 244 человека (46 %); во французской зоне оккупации удерживались 18 963 человека, освобождены – 8 040 (42 %); в советской зоне удерживались 67 179 человек, были освобождены – 8 214 человека (12 %).

Конечно, многие нацистские преступники и их сообщники из числа чиновников Рейха предстали перед судом и получили наказания. В 1970 г. общее количество нацистов, которым вынесли приговоры суды стран-союзниц и Западной Германии, включая обвиняемых в рамках Нюрнбергского процесса, достигло 11 тысяч. В 1979 г., благодаря усилиям Беаты и Сержа Кларсфельд, перед судом в Кёльне предстали Курт Лишка, командовавший отрядами СД и Гестапо в «Большом Париже»,[ii] Герберт Хаген, бывший начальник Эйхмана, и Эрнст Генрихсон, заместитель руководителя парижского отдела по делам евреев.

Однако многие «крупные рыбы» нашли подходящую для себя мутную воду и плавали в ней, порой даже не пытаясь скрываться. Например, бывший генерал-лейтенант Хайнц Райнефарт, группенфюрер СС, командовавший отрядами СС в польской полиции, стал мэром г. Вестерланда (1951 – 1964 гг.), а с 1958 г. ещё и депутатом от Объединения беженцев в парламенте федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн. Ещё один пример – обер-лейтенант разведки Вермахта Курт Вальдхайм, воевавший на Восточном фронте. В 1972-1981 гг. он занимал пост генерального секретаря ООН (1972 – 1981),  а с 1986 по 1992 гг. - федерального президента Австрии, где до этого был министром иностранных дел.

В ноябре 1956 г. немецкий генерал Ганс Шпайдель был назначен командующим наземными войсками НАТО в Центральной Европе. Будучи офицером во время французской кампании, в мае-июне 1940 г. он участвовал в подготовке соглашения о мире, подписанного с Петеном, и сопровождал Гитлера во время визита в Париж в июне 1940 г. В августе 1940 г. он возглавил штаб генерала Отто фон Штюльпнагеля, главнокомандующего немецкими войсками во Франции. В 1956 г. некоторые молодые французы отказывались служить под его командованием. Двадцать два из них поплатились за это тюремным заключением.

Наконец, нельзя не упомянуть Хайнца Ламмердинга, мирно почившего в своём доме в баварском городке Бад-Тольц 13 января 1971 г. Этот немецкий генерал войск СС, командовавший дивизией СС «Дас Райх», повинен в массовых убийствах в деревнях Тюлль, Орадур-сюр-Глян и Аржантон-сюр-Крёз в июне 1944 г. В 1953 г. суд г. Бордо заочно приговорил Ламмердинга к смертной казни, однако Западная Германия отказалась выдать его. Он основал в Дюссельдорфе ремонтно-строительную фирму и руководил ею до тех пор, пока не вышел на пенсию. На его похоронах присутствовали сотни бывших нацистских офицеров, в том числе Отто Вайдингер – ещё один офицер СС, автор брошюрки под названием «Тюлль и Орадур – франко-германская трагедия», раздача, распространение и продажа которой во Франции были запрещены. Он тоже умер своей смертью, никем не потревоженный, в 1990 г.

В 1957 г. и в 1965 г. в ГДР публиковался «коричневый список», в котором были перечислены имена юристов и высших должностных лиц ФРГ, скомпрометировавших себя сотрудничеством с нацистами: 21 министр и госсекретарь, 100 генералов, 828 судей и прокуроров, 245 дипломатов и высокопоставленных чиновников министерства иностранных дел, а также 297 высших чинов полиции и разведки. «Эти разоблачения, будучи вполне обоснованными, не получили широкого резонанса в ФРГ из-за установившегося в стране антикоммунистического консенсуса», – отмечает Мари-Бенедикт Венсан, специалист по истории Германии ХХ в. (2). Бундестаг Федеративной Республики Германии официально объявил о завершении денацификации, проголосовав за соответствующий закон 1 июля 1951 г., чтобы не препятствовать новому объединению бывших бонз Третьего Рейха. Ещё раньше, в 1949 г., в ФРГ были приняты законы об амнистии. Как отмечает Элен Миар-Делакруа, «нередко прагматические соображения одерживали верх над памятью, а порой даже и над стремлением к справедливости» (3).

«Денацификация провалилась?» – спросил на своём сайте берлинский «AlliiertenMuseum» («Музей союзников»). Её итоги довольно скромны. Лишь очень немногие люди были вынуждены признаться в сотрудничестве с нацистским режимом. Вопреки желанию союзников, оказалось, что при восстановлении страны невозможно полностью обойтись без её бывшей элиты, так что после 1950 г. в различных секторах экономики и государственного управления руководящие посты заняли люди, работавшие на тех же должностях до 1945 г. Многие деятели науки и культуры также воспользовались быстрым спадом интереса к денацификации (4).

Вот так не повезло Германии, ведь похоже, что и в самом деле «Еще плодоносить способно чрево, которое вынашивало гада» (Б. Брехт).

(1) «Memoires», de Beate et Serge Klarsfeld. Flammarion, 2015.

(2) “De la denazification a la reintegration des fonctionnaires”, de Marie-Benedicte Vincent, dans “Vingtieme Siecle. Revus de l’histoire”, № 121, 2014.

(3) “Amnesie, amnistie, memoire: la jeune Republique federale d’Allemagne des annees cinquante face au passe nazi”. Presses universitaires de Lyon, 2003.

(4) http://www.Alliiertenmuseum.de/fr

 

[i] Скорее всего, цитата дана в редакции автора мемуаров – прим ред.

[ii] Название округа при немецкой оккупации Франции во время Второй мировой войны, включавший в себя Париж и округа – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код