Дело об обысках в офисе «Франции непокорённой» принимает неприятный оборот

Mод Верньоль

Вчера парижская прокуратура начала расследование в отношении членов партии «Франция непокорённая», которых обвиняют в «угрозах» и «насилии» по отношению к следователям, проводившим обыск. Руководство «непокорённых» намерено подать иск против полиции тоже в связи с фактами «насилия».

Эта история ещё далека от развязки. Картины бурных, если не сказать жестких, эпизодов, случившихся во время обыска, проводимого в минувший понедельник в офисе партии «Франция непокорённая», всколыхнули Интернет. Они дают повод к вопросам, в частности, о том, чем может закончиться расследование. Ответ прокуратуры не заставил себя долго ждать: вчера её представитель сообщил о начале расследования по фактам «угроз» и «насилия» в отношении полицейских и сотрудников судебного ведомства. Представители «непокорённых» заявили, что тоже планируют подать иск о фактах «насилия» со стороны полиции, подкреплённых медицинскими справками.

Так, что же на самом деле произошло в понедельник в помещениях, принадлежащих ФН? Была ли это одна из операций «политической полиции», как утверждает Жан-Люк Меланшон? Обратимся к фактам. В понедельник утром были организованы обыски в помещениях партии, а также в парижской квартире её лидера, в доме Софии Шикиру, советника по связям с общественностью в рамках европейской предвыборной кампании, и в домах ряда других членов ФН.

Кроме того, в 8 часов утра официальному представителю «Франции непокорённой», кандидату этого движения на выборах в Европейский парламент Манюэлю Бомпару по телефону приказали немедленно приехать в офис, чтобы открыть помещение.

«У меня забрали телефон. А когда приехали мои товарищи по партии и депутаты, нас заперли в кабинете, - рассказал он. – И с этого момента всё пошло не по правилам. Например, мне запретили присутствовать при продолжении обыска».

Следовательно, обыск был проведён с «нарушениями процедуры»? А что насчёт протокола, который якобы так и не был подписан? «Без протокола эти действия нельзя считать законными», - говорит Катя Дюбрёй, возглавляющая профсоюз сотрудников судебного ведомства. - На данном этапе мы не располагаем никакими документами по этому делу, поскольку все они находятся в руках прокурора. Пока мы не можем судить о правомерности использованных средств».

По словам Манюэля Бомпара, «они решили приостановить обыск, сославшись на то, что наше присутствие мешает им выполнять эту работу».

«Могу вас заверить, что протокол никто не подписывал. Заместитель прокурора утверждает, что он не забирал из офиса никаких документов, а один из полицейских, напротив, сообщил, что он унёс с собой вещественное доказательство».

 Адвокаты «Франции непокорённой» решают, что делать дальше. Что же касается прокуратуры, вчера журналистам «L’Humanite» не удалось получить от её представителей никаких разъяснений относительно обстоятельств обыска. В то же время парижская прокуратура попросила освободить её от участия в судебной процедуре «для обеспечения беспристрастности», так как в ходе обысков её сотрудники подверглись нападкам.

В связи с инцидентами в офисе «Франции непокорённой» можно ли считать Жан-Люка Меланшона жертвой «политической полиции»? Глава профсоюза сотрудников суда заявила: «...главное – не поддаваться на провокации, нацеленные на то, чтобы очередной попытке опорочить правосудие. Да, в нашей стране есть практика назначения прокурора, и это больной вопрос, и нужно как можно скорее покончить с этой практикой, чтобы разорвать связь между исполнительной властью и прокуратурой. Однако в данном случае ничто не указывает на наличие «политического заговора». Не будем забывать, что на этот обыск была получена санкция судьи. Между прочим, на операции такого рода полицейские всегда идут с оружием и в бронежилетах. Что же касается «политической подоплёки», это всего лишь совпадение, ведь подобные действия планируются за несколько недель!». 

Так же рассуждает и знаменитый адвокат по вопросам уголовного права Жан-Поль Версини: «По своему масштабу этот обыск выглядит совершенно обыкновенным. Он был санкционирован судьёй по вопросам задержания и освобождения, который вынес постановление согласно обоснованному ходатайству. Так что заявление о «произволе со стороны прокурора» не соответствует действительности. Если говорить о «политической подоплёке», то нужно отметить, что невозможно за один день мобилизовать такое количество офицеров уголовной полиции и специалистов по компьютерным технологиям. Так что дата обыска, конечно же, не имеет никакого отношения к назначению г-на Кастане».

«При всём уважении к правосудию, я вынужден признать, что процесс ведётся некорректно», - вновь заявил вчера Жан-Люк Меланшон, который «нисколько не сожалеет» о своём поведении в минувший понедельник. Несмотря на возникшую напряжённость, вчера расследование продолжилось: были допрошены многие сотрудники лидера «непокорённых».

 

Добавить комментарий


Обновить Защитный код