Эммануэль Макрон как бы критикует

Пьер Барбансе

Эммануэль Макрон умеет сбивать с толку. В очередной раз он продемонстрировал это во время своего выступления на сессии Генассамблеи. На трибуну ООН президент Франции поднялся вскоре после Дональда Трампа, речь которого содержала критику всех инициатив, исходящих не от Соединённых Штатов, и перед Хасаном Рухани, любой ценой стремящимся избежать международной изоляции своей страны. Французский лидер пожелал забраться ещё выше, представляя себя в роли глашатая мультилатерализма и приводя неоспоримые аргументы. «Все мы, здесь собравшиеся, - наследники эпохи больших надежд. Надежды защитить будущие поколения от бедствий войны, построить международный порядок, основанный на праве и уважении обещаний, сделать так, чтобы человечество продвигалось к экономическому, социальному и нравственному прогрессу в условиях ещё более гарантированной свободы», - произнёс Эммануэль Макрон в самом начале своего выступления, одновременно поздравив себя с результатами, достигнутыми в этих областях. Однако при этом лидер Франции отметил, что «сегодня мир переживает глубокий кризис вестфальской либеральной системы международного порядка». Почему? «Потому что он [вестфальский порядок] не может самостоятельно регулировать себя. Экономические, финансовые, экологические и климатические проблемы по сей день не находят решения». Вот оно - первое «узкое место» в выступлении Макрона, демонстрирующее некоторое противоречие: саморегуляция, как якобы свойственный данной системе параметр, не сработала. Правда, президент Франции не стал заострять внимание на этом моменте, предпочтя сосредоточиться на другой проблеме: дисфункция «коллективной способности бороться с кризисом». Основная часть его выступлении была посвящена данной «дезинтеграции», которая может привести ООН к «бессилию».

Французский лидер рассмотрел «три пути», которые решения сложившейся ситуации. С одной стороны, можно считать, что всё происходящее — это лишь неблагоприятный период, который нужно пережить, а затем всё придёт в порядок. С другой стороны, можно обратиться к «закону сильнейшего». Однако сам Макрон в это не верит. Все присутствовавшие поняли, что эти слова президент Франции адресовал американскому лидеру, но при внимательном рассмотрении становится ясным, что Макрон осуждает не столько политическое видение Дональда Трампа, сколько его методы. Особенно ярко это проявляется в отношении Ирана. Эммануэль Макрон разделяет точку зрения Белого Дома относительно негативности регионального влияния Тегерана. «Сегодня мы должны (...) не обострять региональные напряжения, а предложить более широкий план, позволяющий разрешить все ядерные региональные проблемы, вызванные иранской политикой, но только в виде диалога и мультилатерализма», - подчеркнул французский президент. Аналогичное решение Макрон предлагает и для проблемы, которую он называет «кризис между Израилем и Палестиной», не употребляя слова «оккупация». Лидер Франции предпочитает называть это «политикой свершившихся фактов, которая угрожает самой возможности прийти к мирному соглашению». Напоминая о «нерушимой дружбе» Франции и Израиля, Макрон отказывается «от односторонних инициатив», что можно назвать способом продолжать и дальше не признавать Палестинское государство. Президент Франции утверждает, что надо «быть готовым освободиться от догм и исторически устоявшихся позиций и принять новые инициативы, но при условии, что это вызовет позитивные изменения на поле действий». О чём конкретно идёт речь? Загадка!

Вне зависимости от рассматриваемых вопросов французский президент позиционирует себя как новатора и современного человека со свежими взглядами. Но ничто не может устоять перед лицом действительности. Вот, например, что он говорит о существующем в мире неравенстве: «... мы принимаем решение, состоящее в том, чтобы всегда тянуться вниз, присоединяться к тому стандарту, который нам известен. Это то, чем мы занимались на протяжении десятилетий. Раз уж идёт торговая война, давайте тогда сократим права рабочих, ещё больше снизим налоги, будем подпитывать неравенство, чтобы попытаться разрешить коммерческие трудности. К чему это приведёт? К усилению неравенства в нашем обществе и к тому разлому, в котором мы сейчас пребываем». Но ведь именно это Эммануэль Макрон делает во Франции. При решении вопросов, касающихся любых областей общественной жизни, для него речь идёт только о том, чтобы установить непонятные «новые механизмы». Говоря о развитии Африки, для которой нужно «обеспечить свою нишу», Макрон не вносит предложений, направленных на то, чтобы остановить разграбление богатств этого континента транснациональными компаниями. Сказано много высокопарных слов, но в реальности есть лишь бессилие, поскольку Макрон, по сути, разделяет взгляды «большого американского брата» на политическую ситуацию и хотел бы только изменить методы реализации его политики.

Ирану предъявлено обвинение.

В среду Дональд Трамп призвал «все нации» изолировать «коррумпированную диктатуру» Тегерана. Хасан Рухани, в свою очередь, обвинил Трампа в попытке «свергнуть» его посредством драконовских санкций, сравнимых с актом «экономического терроризма», именно в тот момент, когда Иран собирался пригласить США к диалогу. После слов Рухани президент Соединённых Штатов созвал совещание Совета безопасности, в котором в настоящее время председательствует его страна, с намерением предъявить Тегерану новые обвинения. Европейцы разделяют обеспокоенность Вашингтона относительно иранских ракет и роли Ирана в региональных конфликтах, но расходятся с ним в том, что касается методов сдерживания.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код