[TITLE]
  • Главная
  • О нас
  • l'Humanité
  • Новости
  • Статьи
  • Контакты
  • Что такое фашизм?
  • Главная страница 2018 » Февраль » 9
    Популисты, фашисты или кто? (Выступление на Круглом столе №1)
    Андреа Маммоне
    Что такое фашизм?

    Выступление Андеа Маммоне  на Круглом столе в рамках проекта Общества друзей Юманите "Что такое фашизм?" 
    Андреа Маммоне - PhD, политолог, преподаватель Колледжа Ройал-Холлоуэй, Лондонский университет.

    In English read below

     «Национальный фронт» во Франции является весьма показательным движением для европейских ультра-правых партий, а её лидер Марин ле Пен весьма популярна во всём мире. В её предвыборной кампании было два основным направления риторики. Первое – это «национальный приоритет», заключающийся для неё в выходе из НАТО, Евросоюза и в антилиберализме, если речь идёт об иностранных компаниях, оставаясь при этом лояльной к крупному капиталу французов. Так что её экономические лозунги не являются левыми, как это принято считать некоторыми СМИ и специалистами. Также понятно, что, поддерживая крупный капитал, она не является «несистемным» политиком.  Второе – национальная политика, исключающая из числа имеющих право на гражданство как нелегальных иммигрантов, так и лиц с двойным гражданством. При этом в риторике представителей «Национального фронта» в качестве примеров приводятся выходцы из Ближнего Востока и стран Африки, автоматически считающиеся «антиевропейскими». Исторические референции Марин ле Пен базируются на желании «сделать Францию снова великой» и на необходимости «гордиться своей историей», несмотря ни на какие её эпизоды.

                    Во многих СМИ эта риторика называется новаторской. Так крупное и авторитетное издание «Huffington Post» напечатала статью одного из авторов, в которой «победа националистов», выразившаяся в результатах голосования по Брекзиту и в том, что Дональд Трамп стал президентом США, была с восторгом принята представителями националистических движений, которые «впервые в истории» собрались для обсуждения, чтобы способствовать развитию такого же сюжета в своих странах. Все эти лидеры являются членами Европарламента и олицетворяют собой «интернационализм национализма» - термин, который в тексте не объясняется. Говоря об этом в подобном ключе, автор способствует легитимизации существования таких движений.

    Действительно ли фашизм является интернациональным движением и правда ли, что такой характер он принял в наши дни? Приведу в пример две важные статьи о фашизме. Первая напечатана в журнале «Critica fascista». Её автор, Боттаи, настаивал на том, что фашисты из разных стран имеют схожие точки зрения по многим вопросам. На примере интервью у сторонников этого движения из разных стран он показывает новаторство и популярность их мнений. Вторая была напечатана в журнале «Gerarchia» и имеет целью продемонстрировать ту же точку зрения. Ещё одним теоретиком фашизма, отстаивающим международные его характер, является Юлиус Эвола – любимый автор Стива Бэннона, соратника Трампа. Этот автор является одним из самых читаемых в мире, изданным на разных языках. Ещё одно издание, на этот раз французское, “Defence de l’Occident” («Защита Запада») стало своеобразной площадкой для обмена мнениями фашистов из разных стран. Таким образом, мы видим, что фашизм носил международный характер ещё в межвоенный период. После войны идеи панъевропейского фашизма возникли как ответ тенденциям в евроинтеграции. Во время первых выборов в Европарламент, в 1979 г., французские, итальянские и некоторые испанские фашисты создали первую коалицию, чтобы добиться успехов на выборах.

    Также для понимания современного ультраправого движения важна проблема популизма, присутствующего сейчас на всех уровнях. Например, во Франции все были уверены, что с такой глубокой историей демократических институтов в стране не может развиться национализм. Виши – это был всего лишь нелепый период в истории, и национализм не представляет угрозы для политического будущего.

    Ещё одно важное обстоятельство – кризис антифашистского движения, которое представляло прямую оппозицию фашизму.  В Восточной Европе это кризис обусловлен ещё и тем, что ассоциировался с прежним политическим строем.  Сейчас антифашизм не является более главенствующей идеологией, следовательно, конкуренции фашизму больше нет.

    На мой взгляд, проблема терминов для понимания современных ультраправых очень серьёзна. В их отношении мы используем слово «популизм», так как воспринимаем их как малое зло, как часть существующей политической системы. По мнению исследователя Каса Мудде, мы используем множество определений, ярлыков для того, чтобы дать определение ультраправым. А это приводит к размыванию, «смягчению» их сущности в наших глазах.

     Общепринятая точка зрения, что подъём ультраправых был в середине 80-х гг ХХ века. Это связано с тем, что данный процесс ассоциируется у нас с первыми победами на выборах «Национального фронта», а также с возникшей в связи с этим популярностью исследований этих движений.  Но стоит обратиться к истории, чтобы понять, что это не так. Итальянское Социальное Движение (MSI) возникло в 1946 г. как фашистская партия. В 1948 г. она вошла путём победы на выборах в итальянский Парламент, создав тем самым по их собственным словам «парадокс»: побеждённые фашисты в демократическом правительстве. Активисты MSI называли себя последователями Муссолини. Один из вариантов расшифровки аббревиатуры движения: Mussolini Sei Immortale – MSI («Муссолини – ты бессмертен»). Именно это движение послужило вдохновением для создания аналогичной партии во Франции.

     Конечно, в наши дни риторика фашистских партий не будет полностью соответствовать той, что существовала в 1930-х гг.  Например, такая партия не будет называть себя «диктаторской», так как в противном случае у неё будет мало шансов выиграть на демократических выборах. Они осовремениваются, адаптируются к существующим условиям. Однако общими и неизменными чертами является их национализм, популизм и авторитаризм. При этом я понимаю популизм не как политическую программу, а как способ донести свои идеи. Приведём примеры из журнала, издававшегося в конце 30- начале 40-х гг., “Difesa della Razza”  («Защита расы»). Какие идеи они продвигали? Идею Муссолини против смешанных браков: «Любите тех, кто живёт в вашей деревне или области». То же говорят некоторые активисты французского «Нацфронта». Расизм – это реакция на избыток иностранцев. Евреи, не такие, как итальянцы. Всё это повторяется, только теперь место евреев заняли мигранты и ислам. Многие из фашистов -активистов были и являются католиками, или же сочувствующими им, так как в католицизме они видели и видят способ защиты «европейских ценностей». 

    Наконец, так уж современные фашисты отличаются от прежних. Всё тот же «Национальный фронт». Принято считать, что идеи Марин ле Пен отличаются от идей ушедшего из партии Жана-Мари ле Пена. Например, ле Пен-дочь говорит о «национальном приоритете». А Жан-Мари ле Пен использовал термин «национальное предпочтение». Тут можно просто словарь, чтобы понять, что эти два слова не принципиально отличаются друг от друга по смыслу. Те же СМИ, которые говорят об «обновлении» НФ, легитимизируют это движение, делают его нормальными привычным для аудитории.

    Легитимизация фашизма происходит в Европе повсеместно. Так, Германия, которая долгое время считалась страной, где фашизм уже невозможен, получила на последних выборах националистическую, профашистскую партию «Альтернатива для Германии» в качестве третьей силы в Парламенте.  Националистический дискурс стал теперь нормальным даже для консервативных партий.

    В заключении хотелось бы отметить, что если антифашизм и демократия по-прежнему являются ценностями Евросоюза, то такие страны, как Венгрия, Италия, Франция, Германия и другие должны его покинуть. Ведь они своим примером показывают, что демократия давно уже не является для них основополагающей.

     

    The National Front in France is a rather indicative movement for European far-right parties with its leader Marine Le Pen being quite popular worldwide. Her election campaign based on two main discussable subjects. The first one was the national priority which according to Le Pen meant leaving the NATO and the European Union, and anti-liberalism in relation to foreign companies, though the party was loyal to major French capitals. So its economic slogans are not left as some mass media and experts tend to think. It is also clear that supporting major capital Le Pen cannot be called a non-systemic politician. The second aspect is national policy which deprives illegal migrants and people with double citizenship of the right to receive a French passport. Speaking about it members of the National Front often speak about migrants from Middle East and Africa who are thought to be ‘anti-European’.by default. Marine Le Pen turns to the country’s past because of her intention to ‘make France great again’ and necessity to ‘be proud of their history’ despite any its pages.

    A lot of mass media sources call this style to be ‘innovative’. For example, Huffington Post, which is a popular and influential newspaper, published an article about ‘victory of nationalists’ meaning by this the results of Brexit referendum and presidency of Donald Trump. The article aroused enthusiasm by members of nationalistic movements who came together ‘for the first time ever’ to discuss promotion of equal events in their own countries. All these leaders are members of the European Parliament and represent ‘international nationalism’, though this term is not defined in the text. Speaking about this idea this way, the author of the article legitimises the very existence of these movements.

    Is fascism really an international movement and is it true that has mutated this way today? Here are two important articles about fascism. The first one was published in Critica Fascista journal . Its author Mr Bottai insisted that fascists from different countries have similar views on many questions. He took interviews with members of this movement from different countries and shoed how innovative and popular their ideas were. The second was published in Gerarchia journal and demonstrates the same opinion. Yulius Evola, a favourite author of Steve Bannon, President Trump’s close companion-in-arm, is another theorist of fascism who insists on its international nature. He is one of the most read writers in the world and is translated into many languages. Defence de l’Occident (Defence of West) is another journal. It is French and it has become a kind of a platform for communication of fascists from different countries. Thus, we see, that fascism had international traits as far as in between-war period. After the war, the idea of pan-European fascism arose in Europe as a reply to European integration. During the first elections to the European Parliament in 1979, French, Italian and some Spanish fascists formed the first coalition to succeed at the elections.

    The problem of populism which is now can be seen at all levels is also important for understanding of modern far-right movement. For example, in France everyone was sure that with a long history of democratic institutes, the country is safe from nationalism development. Vichy was allegedly just an absurd period of history and nationalism is not a threat for political future of the country.

    Another important thing is the crisis of anti-fascist movement which used to be a direct opposition to fascism. In Easter Europe this crisis is also related to the fact that it is associated with former political system. Today, anti-fascism is not a leading ideology any more, hence, fascism does not have to compete with anything.

    I believe that the problem of term defining is extremely important for understanding the modern far-right. We use the word ‘populism’ speaking about them as we consider them to be a minor evil and a part of the current political system. Researcher Casa Mudde says, that we use a lot of definitions, a lot of labels for the far-right. And this leads to blurring, ‘softening’ of their nature for our minds.

    It is widely believed that the rise of the far right began in mid-80s. It can be explained by the fact that we associate this process with first victories of the National Front in elections and thus scientific researches of these movements made commonly. But we shall turn to history and that this is not true. The Social Movement in Italy (MSI) started in 1946 as a fascist party. In 1948 it entered the Italian parliament after a victory at elections. As they called it themselves, that was a ‘paradox’, as they were defeated fascists in a democratic government. MSI activists called themselves followers of Mussolini. They also had another variant for decoding their abbreviation, which was ‘Mussolini Sei Immortale’ – MSI (‘Mussolini, you are immortal’). This movement inspired a similar fascist movement in France.

    Of course, today, the fascist parties cannot use the same words they used in 1930s. For example, this party will not call itself a dictatorial one, as otherwise it will have little chance to win democratic elections. They become more modern and adapt to the new world. However, their nationalism, populism, and authoritarianism are their common and immutable features. Saying this, I mean populism to be a method of spreading their ideas and not a political programme. Here are examples from Difesa della Razza (Race Defence), a journal published at the end of 30s and the beginning of 40s. What ideas did they spread? Mussolini’s idea against mixed marriages. ‘Love the ones living with you in one village or region’. Some activists of the National Front in France say the same. Racism is a reaction to excess of foreigners. Jews are not like Italians. Now, the story repeats but they have Muslims and Islam instead of Jews. Many fascist activists were and are Catholics or people sympathising to them as they see Catholicism as a way to protect ‘European values’.

    Finally, let’s see if modern fascists are so different from the previous ones. Let’s take the National Front as the example. It is thought that Marine Le Pen’s ideas are different from Jean-Marie Le Pen who left the party. For example, his daughter Ms Le Pen speaks about ‘the national priority’, while Jean-Marie Le Pen used ‘national preference’ term. You can just use a dictionary to see how barely different these two words are. The media speaking about renewal of the National Front legitimise this movement, make it normal and routine for the audience.

    Fascism is legitimised all over Europe. For example, in Germany which for a long time has been thought to be a country where fascism is absolutely impossible now, got Alternative for Germany, a nationalistic and pro-fascist party, as a third force in the parliament at the latest elections. Discussion of nationalism has become normal even for conservative parties.

    In conclusion, I would like to note that if anti-fascism and democracy are here to stay as European values, then countries like Hungary, Italy, France, and Germany should leave it. As their example demonstrate that democracy is not their priority anymore.

     

    Категория: Что такое фашизм? | | Теги: популизм, Марин Ле Пен, неонацизм, фашизм, ЕВропа
    Всего комментариев: 0
  • Главная страница
  • Соц. сети: