[TITLE]
  • Главная
  • О нас
  • l'Humanité
  • Новости
  • Статьи
  • Контакты
  • Что такое фашизм?
  • Главная страница 2018 » Май » 3
    Новое государство в Тихом океане
    Бенжамин Кониг
    Политика и общество

    Бенжамин Кониг

    165 лет тому назад началась колонизация Новой Каледонии. Но сейчас власти архипелага решили сами распоряжаться своей судьбой. Новая Каледония собирается проголосовать за «полную независимость», возможность чего предусмотрена в соглашениях, заключённых с правительством Франции и представителями французской заморской территории. Референдум, назначенный на ноябрь 2018 года, является результатом долгой антиколониальной борьбы, не всегда мирной, но исключительно политической. Также это результат самоутверждения и повышения интереса к культуре коренного народа (канаков), долгое время живших бок о бок с другими азиатскими и, конечно, европейскими народами Тихоокеанского региона (жителями островов Меланезии и Уоллис). Через 34 года после восстания канакских борцов за независимость и через 30 лет после трагедии в Увеа в Новой Каледонии начинается новый, решающий этап - построение государства. С помощью французского государства или вопреки ему. Это будет зависеть от позиции, которую займут власти (с 3 по 5 мая Эммануэль Макрон посетит архипелаг с официальным визитом).

    «Канакская Новая Каледония является многокультурной, демократической, светской и солидарной республикой», - говорится в проекте Конституции, который в 1986 году Канакский социалистический фронт национального освобождения (FLNKS) представил на рассмотрение в ООН. С тех пор Новая Каледония внесена ООН в список стран, в которых необходимо провести деколонизацию. На референдум 4 ноября 2018 года вынесен вопрос: «Хотите ли Вы, чтобы Новая Каледония стала полностью суверенным и независимым государством?» Премьер-министр Франции Эдуард Филипп провёл на эту тему немало трудных переговоров. Однако с приближением референдума могут возникнуть разногласия. «Вопрос в том, как решить ситуацию без насилия. У каждой из сторон своя позиция, уступать никто не собирается. Есть риск того, что противники независимости могут прибегнуть к силе», - полагает специалист по истории канаков антрополог Альбан Бенса. Долгие годы он сотрудничал с канакскими лидерами и написал о Новой Каледонии немало книг[1]. «Обстановка накаляется с каждым днём», - говорит преподаватель Национального института восточных языков и цивилизаций (Inalco), эксперт по французской политике в Тихом океане Сара Махамед-Гайяр.

    Взрывоопасный визит

    В такой обстановке Эммануэль Макрон собирается посетить Новую Каледонию. Его визит может стать искрой радом с пороховой бочкой. Ведь Франция, колониальная держава, выступает одновременно и судьёй, и участником референдума, невзирая на матиньонские соглашения 1988 года, после которых процесс освобождения стал необратим. Очевидно, что президента Франции никто не хочет видеть 5 мая, в день тридцатой годовщины произошедшей там трагедии. Насильственные действия 80-хх годов, стыдливо именуемые «событиями», имели печальные последствия, которых можно было избежать. Сегодня же они стали частью мрачной истории Новой Каледонии. Истории, начавшейся в 1853 году, когда французы начали шаг за шагом загонять канаков в резервации. «Франция обошлась с нами, как с индейцами», - говорит сегодня лидер Партии освобождения канаков («Palika») Поль Неаутин. Восстания, вспыхивавшие одно за другим, жестоко подавлялись: в 1878 году – под руководством Атаи, в 1917 году – против принудительного призыва в армию во время Первой мировой войны. На момент прибытия европейцев в 1774 году на архипелаг там проживало около 100 тысяч канаков. По данным переписи 1920 года их оставалось менее 20 тысяч. В Новую Каледонию свозили на каторжные работы мятежников из Алжирской колонии и десятки коммунаров, начиная с Луизы Мишель[2]. Канаки также видели бесконечное презрения к «этим приматам», которых в 1931 году на колониальной выставке в Венсене выставляли напоказ в деревянных клетках. Среди них были и предки чемпиона мира футболиста Кристиана Карамбе, канака по происхождению. Не удивительно, что он не стал петь Марсельезу…

    Канакия и Новая Каледония

    Вот такая она, история «колониального давления, которое не давало канакам быть собой», как говорил борец за мир Жан-Мари Тжибау, убитый в 1989 году. С тех пор ситуация во многом изменилась. Новая Каледония сегодня – это многокультурное общество и автономная территория, где за коренными жителями признаны неотчуждаемые территории традиционного проживания[3]. «После тридцати лет финансовых, культурных и политических усилий ситуация во многом улучшилась, - говорит Альбан Бенса, - но пропасть неравенства преодолеть так и не удаётся, особенно в Нумеа». С одной стороны – кипящий жизнью город Нумеа и его окрестности, населённы, в основном европейцами, с другой – Северная провинция и острова Луайоте, где «в чащах» живут канаки. 80% европейцев – это так называемые «кальдоши» (те, кто родился на архипелаге) и «метросы» (выходцы из метрополии). Они никогда не выезжали за пределы Южной провинции, где находится Нумеа. В их жилах и по сей день течёт кровь предков – колонизаторов и расистов, которые ненавидели канаков. Несмотря на успешное развитие Северной провинции и Луайоте под добросовестным руководством канаков, их продолжают обвинять в неспособности к самоуправлению.

    Действующие силы

    Избирательная база предстоящего референдума, о котором достигнуто соглашение, составит 160 тысяч человек (из 268 тысяч жителей). Канаки на сегодняшний день находятся в меньшинстве: чтобы принять участие в голосовании, необходимо проживать на архипелаге с 1994 года (как минимум). «Существуют два противоположных движения, позиции которых вырисовываются очень чётко», - говорит Сара-Мохамед Гайяр. Первое — это сторонники независимости, за которую выступают два объединения - Национальный союз за независимость (UNI), куда входит «Palika» и Каледонский союз, более близкий к центру. Обе организации являются «дочками» фронта FLNKS. «Независимость – это врождённое право. Обратного пути нет. Мы не отречёмся никогда!» - заявил Поль Неаутин изданию «Mediapart». Второе – правые и ультраправые, совместно выступающие против независимости. Им не нужно никаких изменений: Каледония будет французской и точка. Они рассчитывают на то, что приверженцы существующего режима (т.н. «колонисты») покажут свою силу и во время визита Макрона, и на референдуме. Существует ещё движение умеренно правых «Одна Каледония», которым руководит президент Южной провинции Филипп Гомес. Предвыборный ветер сносит его то в сторону крайнего неприятия независимости, то ближе к центру. С недавних пор Филипп Гомес начал выступать в роли объединителя. Нельзя сказать, что в такой позиции нет смысла, учитывая выборы 2019 года в провинциях и потенциальную возможность стать главой государства… И, наконец, есть Франция, которой предстоит сопровождать процесс деколонизации и не очень выставлять вперёд свои интересы. «У Франции впервые появилась возможность перестать быть колонизатором и сделать это с честью», - говорит Альбан Бенса. Новая Каледония и Полинезия всегда считались опорой Франции в Тихом Океане. «Это крупнейшая французская военная база в Тихом океане, - напоминает Сара-Мохамед Гайяр. - Она обеспечивает влияние Франции в этом регионе и защиту рыболовной зоны». Ради этого можно рассматривать другую форму отношений, например, ассоциацию суверенных субъектов (как считает большинство сторонников независимости).

    Односторонний подход

    А пока Эдуард Филипп размышляет, слушает и ведёт переговоры. «Хочется верить, что ни Макрон, ни Вальс (глава миссии парламента по вопросам Новой Каледонии) не станут следовать примеру Рокара и не будут подливать масло в огонь», - продолжает исследователь. Когда в феврале бывший премьер-министр заявил, что выступает за «сохранение Новой Каледонии в составе Франции», сторонники независимости пришли в ярость. По словам лидера конгресса Луи Мапу, «своими открытыми высказываниями против независимости парламентарии поставили крест на переговорах, теперь вся работа миссии будет односторонней».

    Быть независимой, но как?

    За Францией и по сей день сохраняются пять королевских прерогатив: национальная валюта, управление иностранными делами, полиция, судебная власть и армия. Новая Каледония – самая автономная из французских территорий. Но борцам за независимость нужен полный суверенитет. По мнению канаков, это не слепое отделение, а участие всех сторон в построении нового каледонского общества. «Для реализации проекта нужно пересмотреть всё: правопорядок, земельный вопрос, гражданство. Составить план сокращения неравенства», - перечисляет Альбан Бенса. Как считает мэр города Уаилу Паскаль Сава, надо думать о завтрашнем дне: «Проголосовав сегодня, мы не проснёмся завтра в новом мире. Нужно реализовывать программу независимости, которая будет в равной степени учитывать интересы каждого, даст нам возможность жить так, как мы жили испокон веков. От капиталистического общества, где каждый за себя, нам одни беды». Канакии - Новой Каледонии пора самим творить свою историю.


    [1] Например: «Les Sanglots de l'aigle pêcheur. Récits et poésies sur la Guerre kanak de 1917» Alban Bensa, Adrian Muckle, Kacué Yvon Goromoedo, éd. Anacharsis, Toulouse, 2015;  «Nouvelle-Calédonie, vers l'émancipation», éd.  «Gallimard», Paris, 1998.

    [2] Луиза Мишель общалась с канаками и написала книгу об их легендах и жестовых песнях («Légendes et chants de gestes canaques : avec dessins et vocabulaires» / par Louise Michel)

    [3] Обычай в культуре канаков – это совокупность правил и ритуалов, система социальных отношений, в которых первостепенное значение имеют уважение к природе, сила слова и жест общения. Обычаем определена география страны, организовано общества, продиктована родословная, патриархальные и матриархальные отношения.

    Категория: Политика и общество | | Теги: Новая Каледония
    Всего комментариев: 0
  • Главная страница
  • Соц. сети: