[TITLE]
  • Главная
  • О нас
  • l'Humanité
  • Новости
  • Статьи
  • Контакты
  • Что такое фашизм?
  • Главная страница 2017 » Декабрь » 20
    «Нация начинающих бизнесменов» у руля или как поймать его на слове?
    Орельен Сушер
    Политика и общество

    Орельен Сушер

    Когда президент республики вторит финансистам, жить по их правилам приходится всем. Мастер пускать пыль в глаза и толкать пустую речь, Эммануэль Макрон с презрением, свойственным раскованному классу, пытается навязать свой, далеко не справедливый, план.

    Для распространения либеральных идей все средства хороши. И язык в первую очередь.

    Эммануэль Макрон хочет, чтобы Франция подчинялась праву сильного. Подтверждением тому служит всё, что он делает с момента своего избрания, его антисоциальная политика. Чтобы контрреформа удалась, а наследие пережило создателя, нужен дар убеждения. Правительство и парламентское большинство под началом своего президента стремятся узаконить неравенство и беззаконие, выступая за одно, а делая другое. Эдакая ежедневная подрывная деятельность, начатая Макроном ещё в бытность министром экономики в 2014 году.

    Ни министерское прошлое, ни программа, которую разделяло наименьшее в истории Франции число граждан, ни речь, усеянная назидательными клише («Если бы я оказался без работы, то не стал бы ждать, что за меня всё сделают»... «Интернет-экономика– это экономика суперзвёзд. Нам нужны молодые французы, которые хотят стать миллиардерами»... «Мне не нравится термин «социальная модель»»... «Первопричина массовой безработицы – это чрезмерная защищённость работающих»... «Англичанам повезло, что у них была Маргарет Тэтчер»...и т.д и т.п.), не помешали бывшему протеже Франсуа Оланда пройти в 2017 году в президенты. Он думает и дальше набирать очки, бросаясь фразами англосаксонских финансистов, провоцируя классовые провокации и черпая термины в словаре «новояза».

    Избранный президентом в условиях неслыханного политического кризиса благодаря удачной конфигурации планет (размытость границ между левыми/правыми, страх перед «Национальным фронтом», неприятности среди правых, уход Социалистической партии ко дну), Эммануэль Макрон смог «собрать сливки»: до последнего не говорил о своей программе, «интригуя» аудиторию уклончивыми и клубящимися речами, загримированными под «добрые намерения». «В 2017 году Макрон ввёл новый термин – «доброжелательность», доселе неизвестный в политической сфере и возникший в Соединённых Штатах», - говорит Сесиль Алдуи, преподаватель французской литературы в Станфорде, исследователь в Cevipof, автор книги «О чём они говорят или как поймать политика на слове». Лингвист Джордж Лакофф когда-то применил прилагательное «доброжелательный» для обозначения политического деления на основе бессознательных семейных схем («доброжелательный отец» для левых, «властный отец» для правых). «Макрон же воспользовался этим термином, чтобы обойти разрыв между левыми и правыми. Или, лучше сказать, чтобы обезвредить любую критику своей экономически либеральной программы, - продолжает Сесиль Альдуи. - Хотя Макрону и случалось иногда говорить, как «доброжелательный отец» левых, его сегодняшняя политика в области экономики, миграции и социального обеспечения – абсолютно правая». И рассуждения президента идут сегодня в одном-единственном направлении.

    Управлять государством как компанией

    Речь Макрона пестрит английскими словами (startup, process, helpers...). «Их французские аналоги не в моде. Это жаргон менеджеров, директоров по персоналу – мирка, который щебечет свою сказку, выдавая её за ход истории. Таким лексиконом изначально пользовались финансисты для выражения и насаждения своего господства», - говорит депутат от компартии Пьер Даревиль. Президент стоит на вершине управленческой пирамиды и пытается управлять республикой как фирмой. Депутаты ходят у него в должниках, а простые граждане – в подневольных работниках. Как Жорес считал, что «революция сделала из француза короля в городе и раба на заводе», и призывал к тому, чтобы республиканские принципы распространились на мир труда, так и Макрон жаждет уничтожить всё, что было с тех пор завоёвано на предприятии, и навязать своё видение государственного аппарата – видение управленца и акционера.

    «Пусть работает принцип Дарвина (…). Слабые в противостоянии с остальными вымрут, а что из этого выйдет – увидим...», - такие планы строил Макрон, создавая партию «Вперёд!» и её месткомы, считает журналист «Echos». Что сказать о такой теории применительно к целой стране?! «Конкуренция не на жизнь, а на смерть есть двигатель прогресса, а программы соцзащиты – окалина, которую необходимо удалить», - считают последователи социального дарвинизма. Макрон до такого ещё не дошёл. Всё, что он пока превозносит - это безудержный либерализм и политику классового расслоения: обогащение богатых и обнищание бедных. И между делом выставляет своё чванство напоказ. По его словам, защитники трудового кодекса – «циничные бездельники». Мир делится на «первых в связке» и «тех, кто ничего из себя не представляет». «Благожелательность в выпадах Макрона приобретает чёрный оттенок снисхождения. Особенно, когда он говорит о «тех, которые ничего из себя не представляют».[1] Главное слово здесь– «быть», которое якобы отражает сущность этих людей. (Не говорит же президент про «тех, у кого ничего нет»). До такого положения упомянутые слои общества довела социально-экономическая система, которая лишает их стабильности, дискриминирует и способствует общественному воспроизводству», - отмечает Сесиль Альдуи. «Эти слова говорят о многом. Они не случайны, ибо повторяются из раза в раз. В них сквозит чувство собственного превосходства, презрение к рабочему классу и простому народу, - считает Пьер Даревиль. - В них отражается видение общества глубоко неравноправного, в котором одни значат больше чем другие. У этого презрения есть политический аспект – мы воплощаем господствующий класс, который уполномочен править единовластно, держим в страхе и разносим всех, кто встаёт на нашем пути».

    «Проект Франции» сведён до простого бухгалтерского уравнения

    Стратегия Макрона зиждется на жаргоне, служащем для показа или маскировки реальных дел. Счёт «трудоёмкости» стал счётом «профилактики». Вместо «обыска» теперь говорят «осмотр места проживания». Налог на богатство уже не называют налогом «солидарности». А разрушение трудового кодекса выдают (что ещё хуже) за «освобождение» труда, обретение «гибкости» и продление «защиты». Что плохого в этих трёх словах? Термин «чрезвычайное положение» необходимо отменить (не отменяя саму меру), порядок увольнения «упростить» (для создания новых мест), а больницы – закрыть, чтобы «облегчить доступ к медицинскому обслуживанию». В университетах строят баррикады, чтобы «каждому студенту нашлось место». «В этом кроется основная опасность жаргона г. Макрона», - уверяет Сесиль Альдуи. «Проект Франция» нам представлен в заимствованиях из коммерческого и финансового словаря англицизмов, без политической составляющей, как простое экономическое уравнение. А социальные конфликты, насилие – реальные проблемы, и они пролетают вереницей эвфемизмов. «Речи политиков и политические лозунги сегодня в основном не служат для защиты того, что невозможно защитить», - так Оруэлл теоретически показал, как политики способны извратить смысл слов.

    «Трудоёмкость»

    Этого слова в лексиконе у Макрона нет. «Счёт трудоёмкости» в новом трудовом законодательстве вдруг стал «счётом профилактики», из которого странным образом исчезли четыре критерия: перемещение тяжестей, неудобная поза, подверженность механическим вибрациям и риску химического заражения.

    «Микрообучение» (англ. microlearing)

    Сельские подсобники (helpers) теперь могут пройти ускоренный курс обучения, обтянутый в готовые идеи Макрона. Синоним частей речи.

    «Опергруппа» (англ. task force)

    Этот термин, взятый из военного лексикона США, в особом почёте у международных корпораций. Его можно употреблять везде, например: «...сегодня утром впервые в Елисейском дворце мы собрали дюжину филантропов для создания опергруппы по климату» (Эммануэль Макрон, 13 декабря); «...в случае моего избрания беру на себя обязательство немедленно создать опергруппу по борьбе с ИГ» (21 апреля 2017г.) Об опергруппе по борьбе с безработицей речи не идёт…

    «Разрушительный» («disruptif»)

    В маркетинге так называют инновационную стратегию, применяемую для пересмотра обычных применяемых на рынке форм. В политике партия «Вперёд!» использует этот термин для «выметания» социальных завоеваний.

    «Первые в связке»

    Это синоним «самых богатых». Их следует уважать, ибо «если начать кидать камни в первых в связке, полетит вся связка». Кто они? Защитники налога на состояние? Фанатики, жаждущие символической расправы? «Не выношу завистников, которые говорят: «Преуспевающих обложим налогами и раздавим, потому что они нам не нравятся»». Может, это безработные? Влиятельные преступники, которых называют позорным словом («...надо убедиться, что они на самом деле ищут (работу, прим. ред.), и что это не матерые рецидивисты».

    «Партийный организатор» (англ. whip – кнут)

    В англоязычных странах так называют депутата или представителя, в обязанности которого входит контроль за соблюдением при голосовании партийных установок. Партия «Вперёд, Республика!» импортировала эту должность в каждую комиссию Национальной Ассамблеи; по ней можно судить, насколько Макрон доверяет своему большинству.

    «Нация начинающих бизнесменов» (англ. start-up nation)

    Способ представить страну в постоянном движении, забывая о том, что новый бизнес обычно приводит к большой трате сил и средств, а доля фиаско (закрываемых фирм) составляет 90% (за последние три года). См. также «Ненависть французов к реформам» - излюбленная ссылка начальников, жалеющих о том, что трудящиеся отстаивают свои интересы.

    «Хелперы» (от англ. helpers - помощники)

    «Не надо говорить «активисты», этот попахивает потом», - говорил с издёвкой корреспондент женевской «Трибуны» Жан-Ноэль Кено в ходе избирательной кампании. - Добровольцами можно назвать прихожан из Сент-Катрин. А вот «хелпер» – само то! Звучит модно! Быть в курсе последних технологических веяний и пользоваться популярностью в соцсетях – как раз то, что они, «хелперы», находят прекрасным!»

    «В то же время»

    Фраза-паразит Эммануэля Макрона, которая в его лексике «означает, что он неясно выражается, что не может сказать определённо... «В то же время» просто означает попытку учесть внешне противоречивые факторы, согласование которых необходимо для исправного функционирования общества, например: «...по минимальной оплате труда – никаких поблажек, в то же время, надо уменьшить налог на состояние». С этим, по крайней мере, всё ясно.

    «Бездельники»

    С 8 сентября, со времён поездки в Афины глава государства стал причислять противников своего трудового законодательства к категории «бездельников», «циников» и «экстремистов». В июне президент отличал людей «преуспевающих» от людей «никчёмных», а во время своей кампании в январе в регионе Па-де-Кале заявил, что «в этом горнопромышленном бассейне много курящих и пьющих». Если верить Макрону, трудящиеся представляют собой опасный класс. Он, как буржуа-рантье XIX века, клеймит позором «лентяев», работающих по 15 часов в сутки.

    Фото: François Lo Presti/AFP Photo/Pool. Оригинал статьи: https://humanite.fr/la-start-nation-au-pouvoir-emmanuel-macron-pris-aux-mots-647669


    [1] Дословно «тех, которые суть ничто» - прим. ред.

    Категория: Политика и общество | | Теги: Макрон
    Всего комментариев: 0
  • Главная страница
  • Соц. сети: