[TITLE]
  • Главная
  • О нас
  • l'Humanité
  • Новости
  • Статьи
  • Контакты
  • Что такое фашизм?
  • Главная страница 2018 » Май » 9
    «Medef» приближает свои сражения к Макрону
    Лола Рюшо
    Экономика

    Лола Рюшо

    В эту пятницу официально началась кампания борьбы за пост президента движения «Medef». Семь претендентов, участвующих в этой гонке, придерживаются одной политической линии: поддерживать действия правительства, подрывающие социальную защиту.

    Количество кандидатов создаёт обманчивое впечатление. Список желающих сменить 3 июля Пьера Гаттаза на его посту был утверждён в минувшую пятницу уставным советом движения «Medef»: в число семи претендентов входят шестеро мужчин и одна единственная женщина. (Первоначально было объявлено о девяти кандидатах, но в процессе борьбы двое из них заключили союзы с другим претендентами). Однако подобное «изобилие» участников кампании отнюдь не означает широту и разнообразие взглядов, поскольку все они придерживаются одной общей линии: «сопровождать» крайне либеральную политику Эммануэля Макрона. Фаворит выборов Жоффруа Ру де Безьё, выходец из сектора услуг, был прельщён действующим президентом страны, некогда бывшим инвестиционным банкиром и работавшим в «Комиссии Аттали».[1] Он говорит с улыбкой: «Мы больше не противостоим догматическому и антипредпринимательскому правительству, как это было в начале пятилетия Олланда. Мы должны содействовать решениям [нынешнего правительства]». Его основной соперник промышленник Александр Собо добавляет: «Есть порыв, желание добиться успеха, и здесь наша обязанность заключается в том, чтобы сопровождать этот новый всплеск доверия».

    Что касается Трудового Кодекса, налогообложения капитала и профессионального образования, то правительство бодро и кропотливо работает над требованиями, выдвинутыми организацией работодателей. «Это символ настоящей идеологической победы движения «Medef»», - заявляет Тьерри Ренар, соавтор работы о конфедерации работодателей[2]. По его мнению, главные ценности движения (например, «частная инициатива, как движущая сила прогресса», или «образ предпринимателя - героя современности») на протяжении нескольких десятилетий проникали в общество. Ещё в начале 2000-х годов президент «Medef» Эрнест-Антуан Сельер (1998-2005 гг.) и его заместитель Денис Кесслер (инициатор прекращения проекта Национального совета Сопротивления) защищали реакционную программу с красивым названием «Социальная реорганизация». «Этот настоящий политический проект был нацелен на то, чтобы провести глубокие преобразования в обществе, - напоминает Тьерри Ренар, - Макрон перенимает идеи и идеологическое содержание этого проекта».

    Усилить роль предпринимательского лобби

    Опираясь на свои успехи, претенденты на пост президента движения «Medef» не хотят останавливаться на достигнутом, стремясь сблизиться друг с другом для усиления своей роли в качестве предпринимательского лобби. Подобная деятельность уже осуществлялась ведущими СМИ и членами парламента (составлявшими большинство в предыдущих составах) путём создания многочисленных записей, аргументов, статистик... Для Жоффруа Ру де Безьё, заработавшего своё состояние в деятельностью в сфере телекоммуникаций, политическая последовательность требует «поиска смысла»: «Компания должна лучше учитывать своё влияние на то, что когда-то, выступая в Давосе, Эммануэль Макрон назвал общественным благом». За этими запутанными фразами кроется намерение установить господство «Medef» в экономической сфере, чтобы защитить интересы крупных предпринимателей и увеличить прибыль компаний. Де Безьё также поддержал необходимость оказывать более эффективное противодействие в социальных сетях «тем, кто ведёт битву против компаний».

    В таком весьма благоприятном для бизнеса климате кандидаты не проявляют никакого желания вести дискуссии с организациями трудящихся. Наоборот, они поддерживают правительство в его намерении ослабить общественный диалог. Законопроект, объединяющий разрозненные идеи и нацеленный «на свободу выбора своего профессионального будущего», отменяет некоторые компетенции профсоюзов рабочих и работодателей в области страхования на случай безработицы. Кандидаты пользуются ситуацией, чтобы вновь поставить вопрос о месте «Medef» в объединённом органе управления «Unedic».[3] «Должны ли мы продолжать существовать, если мы становимся помощниками и даже соучастниками государственной политики?» - спрашивает Фредерик Мотт, бывший вице-президент, ответственный за сферу профессиональных отраслей. А Патрик Мартен, выходец из региональных структур и единственный участник борьбы, защищающий посреднические органы управления («corps intermediaires»), предупреждает: «Если завтра месье Меланшон будет избран президентом с большинством в Национальной Ассамблее, то мы будем горько сожалеть о том, что покинули эту сферу».

    Глубокое пренебрежение к трудящимся

    На фоне отмены правительством денежных взносов работников на финансирование страхования на случай безработицы и замены их налогом (CSG) возник вопрос и о «легитимности» участия в управлении «Unedic». В конечном счёте такая смена философии идёт на пользу работодателям: ранее предприниматель выделял часть богатств, накопленных на предприятии, на покрытие риска безработицы, теперь это финансирование передано налогоплательщикам, то есть расходы работников перенесены на плечи государственной солидарности.

    Некоторые считают, что «Medef» больше не должно исполнять прежнюю роль профсоюза работодателей, во всяком случае, не ставить её в центр своей деятельности и не выделять на это часть финансирования. Такую позицию можно назвать символом глубокого пренебрежения по отношению к профсоюзам и рабочим, что даёт возможность извлечь уроки из изменений Трудового кодекса, инициированных постановлениями Макрона, за которые работодатели вели горячую борьбу. Меняя порядок в иерархии социальных норм, новое трудовое право отныне отдаёт приоритет договорам предприятий, заключающимся в высших эшелонах коллективных переговоров. Для Александра Собота, бывшего президента Федерации металлургов (UIMM), «общественный диалог, такой, каким мы его знали, отжил своё». По его словам, «подписание крупных межпрофессиональных соглашений, которые вызывали бы новые противоречия для предприятий, отныне стало невозможным». Происходящее серьёзным образом изменило взгляды бывшего ответственного за социальную сферу, который в течение трёх последних лет проводил от имени «Medef» переговоры по государственным соглашениям. Его идея диалога с профсоюзами удивляет меньше, если связать её с историей «UIMM» («Союз металлургической промышленности и ремесел») – наследника Металлургического Комитета, замеченного в антипрофсоюзных репрессиях, обманах и скандалах. К тому же самые радикально настроенные работодатели борются за отмену ведения переговоров на паритетных началах: Оливье Клотц из эльзасского отделения «Medef»  весьма «убедительно» собирался уйти в отставку, когда Жан-Шарль Симон, бывший ранее правой рукой Дениса Кесслера, назвал его виновным во всех бедах на земле.

    И если сегодня, стремясь выделиться на общем фоне, кандидаты вновь обращаются к немного устаревшей тактике, то это только для того, чтобы привлечь «серых кардиналов»-руководителей (крупные федерации и влиятельные лидеры). Однако такая радикальная риторика может не понравиться некоторым федерациям движения «Medef», привыкшим к ведению переговоров на паритетных началах. Представители руководителей используют принцип паритета для того, чтобы продолжить своё существование при местных властях и получать дополнительные доходы. Но отсутствие солидарности интересов совсем не беспокоят Александра Собота, который уверяет, что покончит с управлением на равных основаниях кассами медицинского страхования, семейными пособиями, а также пенсионным и другими видами социального страхования.

    Реакционная традиция

    В предпринимательском мире ультралибералы всегда проявляли желание отказаться от принципов паритета. В своё время Ивон Гаттаз, являвшийся с 1981 по 1986 гг. президентом «CNPF» (предтеча «Medef»), критиковал «сен дикаты» [синдикаты – прим. ред.] (sic!), называя их «несущими угрозу, трагическими, разрушающими, деморализующими» организациями. О многом говорит и его концепция общественного диалога: «Если вы отказываетесь от переговоров, то вы ничего и не согласовываете». Это была резкая антипрофсоюзная критика, которую впоследствии продолжил сменивший Гаттаза на посту президента барон Эрнест-Антуан Сельер: «Общественные переговоры, на государственном уровне, я говорю это открыто, для меня завершены (...). Общественный диалог, который на государственном уровне стал театральной постановкой, который проходит в форме нашёптываний на предприятиях и бормотаний в равноправных организациях, находится на последнем издыхании».

    Сегодняшние кандидаты вписываются в эту реакционную традицию. Для социолога Моник Пансон-Шарло, специализирующейся на вопросах олигархии, это новое направление, нацеленное против принципов паритета, иллюстрирует «логическое продолжение классовой войны». ««Medef» обладает значительной силой для того, чтобы вести идеологическое сражение в господствующих кругах, - говорит она. - В эпоху Макрона, эта классовая борьба принимает новое значеие. В этой войне осуществляется переход к эксплуатационным наступлениям со стороны господствующих сил, которые хотят разрушить систему французской солидарности и уничтожить любую социальную критику. Мы являемся свидетелями контрреволюции неслыханной жестокости».


    [1] Комиссия Аттали - сокращенное название «Комиссии за свободу экономического роста» - прим. ред.

    [2] «Medef : un projet de societe», Тьерри Ренар и Вольтарина де Клер. Изд-во Syliepse, 2017

    [3] Unedic - (от фр. «Union nationale interprofessionnelle pour l'emploi dans l'industrie et le commerce») – «Национальный межпрофессиональный союз по вопросам занятости в промышленности и коммерции», занимается управлением страхования по случаю безработицы (в сотрудничестве с Pole emploi).

    Категория: Экономика | | Теги: Мedef, Меланшон
    Всего комментариев: 0
  • Главная страница
  • Соц. сети: