[TITLE]
  • Главная
  • О нас
  • l'Humanité
  • Новости
  • Статьи
  • Контакты
  • Что такое фашизм?
  • Главная страница 2018 » Май » 18
    «Мечта участников Сопротивления – государственный контроль за распространением прессы». Жан-Ив Молье
    Орельен Сушер
    Культура и искусство

    В своей последней книге «L’Age d’or de la corruption parlementaire. 1930–1980» «Золотой век парламентской коррупции. 1930–1980») заслуженный профессор современной истории Жан-Ив Молье, специалист по истории издательского дела во Франции вспоминает об отношениях издательского объединения «Ашет» («Hachette») c политической элитой, которые привели к провалу национализации распространения периодической печати после освобождения.

    Беседу вёл Орельен Сушер

     - Как распространялась пресса до Второй мировой войны? Отдел по распространению издательского дома «Ашет» называют «зелёным трестом»...

    Жан-Ив Молье: Издательскую группу «Ашет» сначала называли «зелёным спрутом» из-за цвета её почтовых грузовиков, разъезжавших по всей Франции. В период между двумя мировыми войнами прозвище изменилось и всё чаще стали употреблять словосочетание «зелёный трест». В то время «Ашет» считалось очень авторитетным издательством не только потому, что печатало книги, но и потому, что обеспечивало и осуществляло распространение подавляющего большинства периодической печати страны. В этом и заключалась суть деятельности группы, зарабатывая тем самым репутацию и оказывая влияние на формирование общественного мнения. Перед Второй мировой войной «Ашет» распространяла 2 млн. экземпляров «Paris Soir» и 1,5 млн. «France Soir». С момента основания группа работала с самыми влиятельными компаниями и поддерживала прекрасные отношения с властью. «Ашет»- настоящее государство в государстве, в противоположность таким оппозиционным газетам, как «l’Humanite», «le Populaire» и «la Lumiere», испытывавшим огромные трудности, тираж которых насчитывал от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч экземпляров. «Ашет» также баловалась тем что иногда саботировала распространение журнала Всеобщей конфедерации труда «Messidor», отправляя самое большое количество экземпляров этого издания в Отёй или Нёйи вместо Сен-Дени или Иври...

     - Какова была позиция «Ашет» во время Второй мировой войны?

    Жан-Ив Молье: Во время оккупации у «Ашет» была только одна задача: выжить. Поэтому после того, как нацисты разместили своих контролёров в отделе рассылки, компания согласилась распространять фашистскую прессу, в том числе «Pariser Zeitung», «Der Adler» и «Signal», выходившую сотнями тысяч экземпляров. Представители «Ашет» не испытывали никаких угрызений совести по этому поводу. Пронацистской издательство не являлось, просто война давала возможности для расширения. В моей книге впервые публикуются достоверные документы, раскрывающие содержание переговоров между оккупантами и «Ашет». Когда немцы предложили войти в долю, компания взамен тут же потребовала вступить в капитал предприятия по распространению, деятельность которого Рейх планировал развить в континентальном масштабе. «Ашет» требовала для себя 49 % долевого участия при 51 % для немцев, тогда как во Франции действовала обратная схема. По словам Рене Шулера, возглавлявшего в то время отдел по распространению «Ашет», основной задачей тогда являлось построение «практически всемирного» предприятия. Запомните это выражение! Эти люди в погоде за расширением, совершенно спокойно себя компрометируют, гипотетически допуская победу Рейха. Но после Сталинградской битвы они почувствовали, что ветер начинает дуть в другую сторону, и стали затягивать переговоры...

     - В итоге после Освобождения «Ашет» оказалась в незавидном положении, тем более что участники Сопротивления мечтали её национализировать...

    Жан-Ив Молье: «Народный фронт» поднял вопрос статуса прессы, состоявшей в основном на службе у капитала, ещё в период между двумя мировыми войнами. Ещё в 1936 году был представлен проект закона о национализации отелов распространения изданий, проголосовать по которому так и не успели. Сразу по окончании Второй мировой войне, положение «Ашет» ухудшилось, поскольку все участники движения Сопротивления (правые, левые и центристы) были единодушны в желании национализировать группу и создать государственную службу распространения периодической прессы. О чём говорилось в программе Национального комитета по освобождению: создать центр по закупке бумаги, сгруппировать типографии, которые работали бы на все газеты, обеспечить равное распространение, независимо от тиража, и придать прессе статус, который гарантировал бы газетам полную свободу. Такова была мечта участников Сопротивления, родившаяся до войны и укрепившаяся после её окончания.

     - Что делали участники Сопротивления и правительство?

    Жан-Ив Молье: После Освобождения корпорации «Ашет» предъявили обвинение: участники Сопротивления хотели наказать издательство за то, что оно обеспечивало распространение нацистских газет. Временное правительство Французской Республики, переехавшее в августе из Лондона, представило доклад под названием «Национализированная Ашет», которым занимались Пьер Мендес Франс и министры генерала де Голля. Тогда же начал протестовать персонал отдела издательство по распространению прессы, в результате чего, после согласования с представителями газет –участниц Сопротивления, была основана национальная группа печатных и периодических изданий. Она приступила к работе по распространению прессы в конце августа и стала настоящим инструментом государственного аппарата. С 1945 года эта группа называлась «Французская служба распространения прессы» («Messageries francaises de presse» – MFP). Одновременно шла парламентская работа. С 1944-го по 1947 гг. было предложено несколько законов (законы Деффера и Газье (Французская Секция Рабочего Интернационала – SFIO), закон Гренье (ФКП)), направленных на то, чтобы отделить предприятия «Ашет», занимавшиеся распространением прессы, и поставить их на службу общим интересам. Все эти законы так или иначе предусматривали передачу в руки государства общественной службы распространения прессы, а значит, и общественную службу информации. Но победил закон Бише.

     - С 1944 года цель «Ашет» – свалить MFP?

    Жан-Ив Молье: Именно так. В первое время «Ашет» получала деньги из военной казны благодаря поддержке четырёх не национализированных банков, которые открыли ей неограниченный кредит. Поскольку на имущество издательства был наложен арест, оно использовало эти мобилизованные средства для того, чтобы потихоньку выкупить службу по распространению прессы «l’Expeditive», которая вступила в жесточайшую конкуренцию с MFP. Вскоре «l’Expeditive» предложила газетам, не имевших средств после войны, безвзмездно взять на себя половину долгов при одном условии: они должны покинуть общественную службу MFP и перейти к «l’Expeditive». Таким образом «Ашет» удалось разделить газеты одну за другой и ослабить своего конкурента. Сначала «Combat», «Resistance» и «le Matin». Затем, в сентябре 1946 года, – «le Populaire», газету SFIO, которая провела переговоры о своём выходе за спиной у возмущенного Ги Молле. А два месяца спустя «Ашет» отрыла «le Parisien liberé». После этого MFP оказалась практически разорённой. И судьбу её решила забастовка нескольких отделов профсоюза работников издательств, длившаяся 31 день.

     - Но этого недостаточно. Параллельно «Ашет» старалась оказать влияние на подготовку закона?

     

    Жан-Ив Молье: Вот тут как раз вернулись парламентская коррупция и лоббизм. Группа «Ашет» начала «обрабатывать» депутатов, защищая свои интересы и объясняя, что такой государственной организации, как MFP с сильным влиянием на неё ФКП, опасно позволять доминировать в деле распространении прессы. «Ашет» перетянула на свою сторону председателя Ассамблеи Эдуара Эррио, лидера партии радикалов и радикал-социалистов, Венсана Ориоля из SFIO и двух премьер-министров: сначала Феликса Гуэна, а затем Анри Кёйя. То же самое произошло и с Робером Бише из MRP, а затем и с Жаком Шабан-Дельма и «Демократическим социалистическим союзом Сопротивления» (UDSR) Франсуа Миттерана. Всё это для того, чтобы максимально повлиять на закон. Леон Блюм, который первым, ещё в 1928 году, предложил национализировать службу рассылки, тоже уступил. Другие, например, Франсиск Ге, к великому сожалению коммунистов и голлистов, пошли по его стопам. Ясно одно: если бы все вместе по-настоящему хотели бы национализировать «Ашет», это бы произошло. Но, постоянно затягивая голосование по закону о статусе прессы, они дали возможность «Ашет» вернуть прежние позиции.

     - Можно ли назвать прогрессивным закон Бише и создание «Новых Служб распространения парижской прессы» (NMPP)?

    Жан-Ив Молье: До войны «Ашет» владела на 100 %  рынком рассылки. В апреле 1947 года, с появлением NMPP, ситуация изменилась. Пятнадцать созданных газетных кооперативов получили 51 % капитала, у «Ашет» осталось 49 %. Но «Ашет» тайно выкупила «France Soir», а затем «Paris Presse» и целый ряд газет. Поэтому на поверку вышло, что корпорация владеет 60–65 % долей NMPP. Закон Бише наделил её эксклюзивным правом генерального управления NMPP, то есть в конечном итоге она получила всю полноту власти. Этот закон, представленный как компромиссный, на самом деле вернул службы распространения прессы под контроль «Ашет». В своей книге я указываю на то, что закон был подписан в офисе одного из филиалов группы в присутствии адвокатов издательского дома и представителей Бише за несколько недель до того, как за него проголосовали в парламенте. Директор пресс-службы министерства информации Андре Шмидт, получивший эту должность с помощью своего зятя Жака Шабана-Дельма, также поставил свою подпись. Впоследствии Шмидт станет директором кооперативов в NMPP. Здесь мы видим чудовищный пример коррупции и пантуфляжа.[1]

     - Коррупция «Ашет» продолжилась и в NMPP?

    Жан-Ив Молье: Да. Президент «Ашет» Робер Мёнье дю Уссуа даже заявил, что Национальная ассамблея – «его личный зоопарк». Я получил доступ к бухгалтерским документам NMPP до 1976 года: ежедневно они имели наличными сумму, эквивалентную нынешним 5 миллионам евро, потому что за газету платят наличными, плюс банковская «кубышка» в 15 миллионов. Они могли использовать эти деньги как угодно и в 1965–1967 гг. пустились во все тяжкие, поддерживая сначала Гастона Деффера против де Голля (операция «Мистер Х»), затем Жана Леканюе и, наконец, Франсуа Миттерана. «Ашет» очень легко меняет лошадей на переправе в зависимости от своих собственных интересов, будучи одержимой идеей фикс: любой ценой избежать национализации. Дамоклов меч висел над корпорацией постоянно и страх не отпускал вплоть до 1981 года. И небезосновательно: в общей программе ФКП, Социалистической партии и левых радикалов 1972 года задача национализации служб по распространению прессы значилась открытым текстом. Спустя десять лет она исчезла из 110 предложений Миттерана, который сохранял по отношению к «Ашет» полную лояльность. Именно он, будучи в 1948 году членом правительства, настоял на том, чтобы государство оказало помощь «Ашет». Предлогом послужил тот факт, что в 1944–1947 гг. издательство перестало управлять службами распространения прессы. Тогда MFP провела колоссальные работы в офисах на улице Реомюр. То есть это скорее группа «Ашет» должна была деньги государству! В книге также показывается, что NMPP оказывали Миттерану финансовую помощь с 1948-го по 1967 гг. В 1967 году он ежемесячно получал сумму, равную нынешним 4500 евро, за аналитический обзор документов, которого он, конечно, никогда не делал.

     - Чем ещё, кроме действий «Ашет», можно объяснить провал национализации?

    Жан-Ив Молье: Когда анализируешь ситуацию, удивительным кажется тот факт, что после Освобождения не было проблем с национализацией энергетики, депозитных банков, страховых компаний, завода «Renault» и даже радиостанций. Но с национализацией служб распространения прессы в середине 1946 года была проблема... «Ашет» и «Национальный совет французских предпринимателей» (CNPF) развязали против этого жёсткую борьбу. Все забыли, какое значение это могло иметь, не задумываясь о влиянии, которое оказывала тогда пресса: продавали миллионы газет, вся информация проходила в основном через периодическую печать. Если бы участникам Сопротивления удалось национализировать «Ашет», то, весьма вероятно, что левые получили бы в своё распоряжение много возможностей для глубинного изменения жизни в стране. В конце 1946 года ФКП была первой партией во Франции и находилась в одном шаге от взятия власти парламентским путём. Именно в этой политической ситуации разрушилось межпартийное единство за национализацию «Ашет».


    [1] Пантуфляж – быстрое перемещение при выходе на пенсию (в отставку) с одного места – в государственном секторе – на другое (обычно прибыльное) – в частном секторе. Происходит от франц. «pantoufles» –  тапочки. Прим.ред.

    Категория: Культура и искусство | | Теги: Жан-Ив Молье, Ашет
    Всего комментариев: 0
  • Главная страница
  • Соц. сети: