[TITLE]
  • Главная
  • О нас
  • l'Humanité
  • Новости
  • Статьи
  • Контакты
  • Что такое фашизм?
  • Главная страница 2017 » Ноябрь » 10
    Как французская разведка вверяет себя Большому Брату
    Пьеррик Марисаль
    Экономика

    Пьеррик Марисаль

    Американский стартап «Palantir», финансируемый ЦРУ и возглавляемый ближайшими советниками Дональда Трампа, занимается обработкой и структурированием данных Главного управления внутренней безопасности (ГУВБ).

    Трамп и ЦРУ получили доступ к данным французской разведки

    Ровно год назад министр внутренних дел Франции Бернар Казнёв доверил наисекретнейшему американскому стартапу «Palantir»[1]  обработку и структурирование данных, поступающих от французской разведки, чтобы усилить наш арсенал борьбы с терроризмом. По прошествии некоторого времени коммерческих представителей стартапа в Леваллуа-Перре (штаб-квартира ГУВБ) заменили американские инженеры, под предлогом обучения нескольких экспертов работе с их программным продуктом. В результате принятия законов, связанных с безопасностью и борьбой с терроризмом, последовавшие один за другим после серии терактов, начиная с «Шарли Эбдо» в 2015 году, службы французской разведки оказались завалены колоссальной массой перехваченных данных: миллионы историй интернет-навигации, несметное множество геолокаций, вагоны лайков на Facebook, бесчисленные электронные письма и SMS, содержание цифровых ежедневников, списков контактов, фотографий... «Спецслужбы прослушивают не только Францию, но и Западную и Северную Африку и Средний Восток, – говорит Фабрис Эпельбуэн, специалист по кибербезопасности, преподаватель геополитики в сфере интернет-коммуникаций Института политических исследований (Sciences Po), Париж. – Все эти регионы связаны телекоммуникационной сетью – гигантской информационной супермагистралью, проложенной окологосударственными операторами, такими как «Orange» и «Alcatel». Количество получаемых данных просто колоссальное».

    Главное управление внутренней безопасности вот уже три года находится в той же ситуации, что и американские спецслужбы после террористических атак 2001 года и принятия закона «Patriot Act»: прослушивая весь мир, оно получает информацию в таком количестве, что сама эта информация становится бесполезной. «Из-за этой массовой слежки мы стали более уязвимы, так как аналитики из разведслужб не могут обработать столько данных, – отмечает Уильям Бинни, информатор, специалист АНБ. - Бывает, что мы выходим на массовые убийства, теракты  и понимаем: да, разведслужбы знали террористов, но они просто не могли справиться с той массой информации, которая на них валилась».

    Американские разведывательные агентства используют «Palantir»

    Для оптимизации анализа накапливающихся мегаданных предприниматели из Силиконовой долины в начале 2000-х годов, при финансовой поддержке In-Q-Tel[2] создали стартап «Palantir». Среди основателей – пятидесятилетний миллиардер Питер Тиль, приверженец либертарианства, первый инвестор Facebook, консультировавший Дональда Трампа во время всей избирательной кампании. «С одной стороны - это совершенно блистательная фигура, – улыбается Фабрис Эпельбуэн, – один из создателей «PayPal», сколотивший на этом состояние. С другой - это человек-мечтатель, адепт трансгуманизма, финансирующий, например, стартап, который переливает ему кровь молодых людей, чтобы, как он надеется, преодолеть эффект старения». Во «Властелине колец» палантир – магический камень, благодаря которому злой маг Саруман может видеть всё происходящее в Средиземье... Выбор названия «гиковский», но, тем не менее, красноречивый. ««Palantir» – это операционная система Большого Брата. Точнее - графический интерфейс этой операционной системы, – объясняет Фабрис Эпельбуэн. – Он позволяет контролировать невообразимое количество данных, например, все денежные транзакции континента за десять лет (от межбанковского обмена, до снятия наличных из любого банкомата), и обрабатывать и корректировать их до тех пор, пока они не обретут упорядоченность и смысл». С тех пор все американские разведслужбы, а вместе с ними Военно-воздушные силы США, Корпус морской пехоты США, ФБР, крупнейшие банки и некоторые мультинациональные корпорации, используют «Palantir» для обработки и упорядочения огромного количества накопленных данных. Орудие мощное и, по мнению Фабриса Эпельбуэна, не имеющее ни одного достойного конкурента. Оно позволяет, например, произвести тончайший анализ сотен тысяч токсичных ипотечных займов, взятых до кризиса субстандартных кредитов в Соединённых Штатах, которые его и спровоцировали. При этом сразу становится понятно, что первыми под удар попали самые уязвимые – народные и средние классы; что благодаря токсичным займам были куплены дома в роскошных пригородных зонах больших городов на юге и северо-востоке Соединённых Штатов; что банки предложили совершенно вопиющие процентные ставки, и в каких именно местах... Затем, одним кликом мы наводим фокус на любой дом и узнаем всё о заёмщике, его семье, профессии и банковском счёте[3] . 10 мая 2016 года Патрик Кальвар, директор ГУВБ, рассказал на заседании Национальной ассамблеи, что при том количестве данных, которое было собрано с 2015 года, существует только одно решение – прибегнуть к помощи американцев, в крайнем случае израильтян: «Французские предприятия, которые развивают эти системы, ещё не способны удовлетворить наши потребности, однако мы должны овладеть этими мегаданными немедленно. Малейший поиск даёт нам в распоряжение тысячи данных. Нам нужны механизмы работы с мегаданными, незамедлительно отвечающие нашим потребностям». Был объявлен тендерный запрос, в котором говорилось, что Франция ищет средство, «позволяющее накапливать большие объёмы данных и связывать между собой разнородные данные». А в засаде уже сидел «Palantir», который как раз незадолго до этого пытался проникнуть в сердце Франции через Берси.

    Наступление стартапа на французские интересы не уникально. В сентябре этого года предприятие открыло отделение в Женеве – настоящий плацдарм для завоевания рынка европейских правительств. Интерес тут и стратегический, и экономический. «Palantir», который продаёт своё программное обеспечение и услуги за многие сотни тысяч евро, с трудом завоёвывает частные рынки: даже «Coca Cola» сочла счёт за оптимизацию её маркетинговых кампаний чрезмерным. Таким образом, яблочко, в которое целится стартап, – это государственные органы. В качестве саморекламы «Palantir» хвалится своей решающей ролью в аресте Бернарда Мэдоффа и поддерживает искусно созданную на свой счёт неопределённость относительно того, каким образом удалось выследить Усаму Бен Ладана, даже рискуя поссориться с АНБ, которое не любит, когда слишком распространяются на эту тему. «Мы разговаривали со всеми правительствами Западной Европы, которые хотят бороться с терроризмом, – заявил в 2016 году Питер Тиль. – Всем надо реагировать молниеносно, так как, если они не будут ничего делать, произойдут следующие теракты и популистские партии будут торжествовать».

    Итак, «Palantir» самым конкретным образом «наложил лапу» на французские разведданные, потому что, коль скоро программное решение виртуально (в облачной среде), данные обрабатываются на компьютерах компании (в Силиконовой долине). «Проблема не столько в том, что она именно американская, а в том, что она реально связана с ЦРУ, – подчёркивает Йанн де Поллотек, руководитель ФКП по вопросам цифровой революции. – Именно благодаря нашей автономии в области разведки, мы смогли в 2003 году сказать в ООН: Ирак не представляет собой опасность в области оружия массового уничтожения».

    Франция становится цифровой колонией Соединённых штатов

    Что касается эффективности использования таких инструментов в области борьбы с терроризмом, то это ещё надо доказать. «Проблема анализа, который основывается на мегаданных, заключается в том, что он выявляет взаимосвязь, но не её причину, – продолжает Йанн де Поллотек. – Например, общим моментом, объединяющим всех людей, которые приезжают из Сирии после многих лет, проведённых в рядах ИГИЛ[4], является чувство унижения, которое им внушили консультанты по профессиональной ориентации в выпускном классе коллежа. Задав такой критерий поиска, мы выйдем на миллионы потенциальных подозреваемых! Я не верю в инструмент такого рода в сфере предупреждения терроризма, информация от людей мне кажется более уместной».

    Йанн де Поллотек считает, что инструмент такого рода очень эффективен для экономического шпионажа. Тем временем «Airbus», «Axa» и немецкий химический концерн «Merck» подписали с «Palantir» контракты, которые открывают им дверь к важным промышленным секретам и медицинским данным. «Франция, как и вся Европа, потеряла всякую цифровую независимость, – сокрушается Патрис Эпельбуэн. – Национальное образование и армия сдались Майкрософту. Компьютерные программы контролируют отношения между людьми через Facebook и доступ к обучающим технологиям посредством Google, став столь же близкими к Белому дому, как и «Goldman Sachs»... Теперь «Palantir» занимается французской разведкой. Мы стали цифровой колонией, а нашим колонизатором – Дональд Трамп».

    Фото: Peter Steffen/dpa/AFP. Оригинал статьи: https://www.humanite.fr/comment-le-renseignement-francais-se-livre-big-brother-645333


    [1] Частная американская компания, занимающаяся разработкой программного обеспечения анализа данных – прим. ред.

    [2] Венчурный фонд, создан по инициативе ЦРУ и финансируемый из его бюджета – прим. ред.

    [3] См. видео: https://www.youtube.com/watch?v=hv67KP8DmlE

    [4] Запрещенная в России организация – прим. ред.

    Категория: Экономика | | Теги: «Palantir», разведка, ЦРУ
    Всего комментариев: 0
  • Главная страница
  • Соц. сети: