[TITLE]
  • Главная
  • О нас
  • l'Humanité
  • Новости
  • Статьи
  • Контакты
  • Что такое фашизм?
  • Главная страница 2017 » Октябрь » 26
    Иракский Курдистан. В центре курдского клубка противоречий – чёрное золото.
    Марк де Мирамон
    Политика и общество

    Марк де Мирамон

    Армия Ирака и её союзники вернули под свой контроль большую часть нефтяных полей, лишив Эрбиль основной части нефтедобычи.

    Взятие правительственными войсками Ирака города Киркук лишает иракских курдов, которые не так давно в одностороннем порядке провозгласили свою независимость, большой части нефтепроизводства, перешедшей под контроль Багдада. Это поражение, случившееся именно в тот момент, когда президент Южного (Иракского) Курдистана Масуд Барзани подписал соглашение с российским гигантом «Роснефть» о добыче и транспортировке чёрного золота, может стать началом экономического, военного и, особенно, политического кризиса, грозящего спровоцировать падение правящего клана.

    После прошедшего 25 сентября 2017 года референдума власти Иракского Курдистана объявили об убедительной победе сторонников независимости, собравших 92,73 % голосов, при явке в 72,16 % от 4,6 миллионов зарегистрированных избирателей. Невзирая на возмущение центрального правительства в Багдаде, на нескрываемую враждебность со стороны Турции, Сирии и Ирана, обеспокоенных сепаратистскими поползновениями собственного курдского меньшинства, президент Курдистана Масуд Барзани поставил весь Ближний Восток перед свершившимся фактом: «его» новое государство, на территории которого осуществляется добыча более чем 700 000 баррелей нефти в сутки (благодаря аннексии богатого региона Киркук), 18 октября 2017 года объявило о подписании договора с российским гигантом «Роснефть» об эксплуатации нефтеполей и о строительстве обширной сети нефтепроводов, ратифицированного лично Игорем Сечиным, главой «Роснефти», близким к Владимиру Путину. Первый раунд переговоров по этому вопросу прошёл в рамках Санкт-Петербургского форума в июне 2017 года, после чего руководство «Роснефти» с удовлетворением объявило о заключении 25-летнего контракта, дающего доступ к «одному из самых многообещающих регионов мирового энергетического рынка, находящегося на этапе развития, извлекаемые запасы которого оцениваются в 45 миллиардов баррелей нефти и 5,66 триллионов кубометров газа»...

    19 октября, в тот самый момент, когда министр нефти Ирака Джаббар аль-Лаиби высказал осуждение «очевидного вмешательства во внутренние дела Ирака» и «безответственных заявлений со стороны иностранных компаний о намерении заключить нефтяные договоры с частями Ирака в обход ведения федерального правительства», иракская армия и местные шиитские формирования провели молниеносный военный удар и отобрали контроль над большинством нефтяных полей региона Киркук, лишив Эрбиль, столицу Иракского Курдистана, основной части её производственного потенциала...

    Чтобы разобраться в запутанном клубке проблем иракских курдов и понять, в каком тупике оказался сегодня клан Барзани, надо вернуться к 1991 году, году окончания первой войны в Заливе. Стремясь оказать поддержку международной коалиции под руководством Соединённых Штатов в разгроме иракской армии, и под призывы Вашингтона к шиитскому населению и курдам опрокинуть правительство Саддама Хусейна, восстания проходят на большей части Ирака. Несмотря на жестокие репрессии, курдам удаётся установить автономию, обещанную иракским раисом ещё со времён подписания договора 11 марта 1970 года.

    Год спустя, в мае 1992 года, автономный Курдистан избирает свой парламент, и две основные партии региона («Демократическая партия Курдистана», ДПК, партия клана Барзани, и «Патриотический союз Курдистана», ПСК, партия Джаляля Талабани) погружаются в волну насилия (незаконные аресты, пытки, массовые казни...), стремясь овладеть рычагами управления нефтяными доходами. Их соперничество выливается в гражданскую войну 1994–1997 гг. и раздел области на две зоны влияния: ДПК берёт под контроль регион Эбриля, а ПСК – сектор Сулеймании.

    Соединённые Штаты и соперничающие региональные державы, в первую очередь Турция, Иран и Израиль, усиливают своё вмешательство, чтобы задушить зародыш государства, переполненного нефтью, возвращение которого в лоно Багдада кажется всё менее вероятным в условиях, когда иракское государство рушится под тяжестью беспощадного международного эмбарго и добавившегося к нему в 2003 году американского вторжения. Именно тогда мир узнаёт о знаменитой пешмерге – бойцах иракского Курдистана, которые яростно сражаются на стороне «boys», чтобы разоружить остатки солдат Саддама Хусейна в Мосуле и Киркуке. Город Киркук, в котором курды обосновались, по некоторым данным, ещё во II-м тысячелетии до н. э., и который называют курдским Иерусалимом, имеет огромное символическое значение в народном сознании и представляет собой большую ценность.

    В июне 2014 года, когда иракские войска под натиском террористической группировки «Исламское государство»[1] оставляют Киркук, пешмерга занимает город, а Масуд Барзани объявляет о присоединении его к Курдистану и обращается к Организации Объединённых Наций с просьбой о мониторинге будущего референдума. По мнению Барзани, обещание провести это сомнительное голосование позволит продлить его мандат президента Курдистана, официально закончившийся в 2013 году, и сохранить власть над закрытой политической системой, в которой ежедневно попираются основные права населения, нравится это или нет его ревностным западным пропагандистам, начиная с Бернара Кушнера и заканчивая Бернаром-Анри Леви.

    Оппозиция требует отставки Барзани

    По мнению «философа» из Сен-Жермен-де Пре,[2] если весь медийный фронт начнёт просить оказать военную помощь пешмерге, то иракские курды станут жертвой «импровизированного» альянса Сирии, Турции и Ирана, объединённых «ненавистью к свободе и праву», и американской администрации, «оказавшейся не в состоянии сделать элементарный политический жест, который состоит, как известно, в способности отличить друга от врага»[3]. Крушение независимости Курдистана под сапогом клана Барзани как нельзя лучше иллюстрирует глубокие изменения региональной парадигмы: постепенный уход Вашингтона с Ближнего Востока и неудержимое восхождение России и, особенно, Ирана как основных полюсов силы. По информации, полученной из разных источников, взятие слабой иракской армией Киркука стало возможным благодаря хорошо организованному руководству иранских пасдаранов[4] и капитуляции без всякого сопротивления сторонников Талабани при посредничестве генерала Касема Сулеймани, командующего спецподразделением КСИР, предназначеного для проведения внешних операций.

    Захват Киркука может спровоцировать и падение Масуда Барзани: 22 октября главная оппозиционная партия Курдистана «Горан» («Перемены») потребовала отставки президента Барзани и вице-президента Косрата Расула, чтобы «сформировать правительство национального спасения для подготовки диалога с Багдадом и организации новых выборов».


    [1] Организация запрещена в Российской Федерации – прим. ред.

    [2] Бернар-Анри Леви – прим. ред.

    [3] «Кто предал курдов?», Бернар-Анри Леви, «Le Journal du dimanche», 22 октября 2017.

    [4] «Корпус Стражей Исламской революции», КСИР, элитное иранское военно-политическое формирование – прим. ред.

    Категория: Политика и общество | | Теги: Курдистан
    Всего комментариев: 0
  • Главная страница
  • Соц. сети: