ХРАНЕНИЕ «ОСНОВНЫХ АРХИВОВ»: ТРЕВОЖНЫЙ ПОВОРОТ?

Жюльен Бенедетти, архивариус, государственный служащий, руководитель Ассоциации французских архивистов (АФА)

Давайте сохранять спокойствие и говорить по существу

Строго говоря, с точки зрения архивного дела концепция «основных архивов» – это не поворот, а удачно представившаяся возможность. В своём докладе, гораздо более сложном и широком, чем кажется на первый взгляд, Кристин Нугаре предлагает дополнить профессиональную теорию и практику отбора «окончательных архивов». Эти документы, являющиеся материалами для завтрашнего дня нашей Истории, должны храниться бессрочно, чтобы гарантировать права граждан.

Доклад Министерства культуры представляет собой отклонение от этой концепции исключительно с точки зрения бухгалтерии, тогда как мы ожидаем, что учреждение, призванное стимулировать государственную политику в сфере архивов на общенациональном уровне, должно смотреть на вещи с более высокой позиции и с более открытым сознанием. Формирование только «основных архивов» якобы может стать достойным средством борьбы с нехваткой места в хранилищах документов: это именно то, чего хотели бы идеалисты, которые не имеют ни малейшего представления ни об огромных объёмах документооборота, ни о средствах, необходимых для преодоления этой главной трудности.

Тревогу вызывают также и расчёты, по меньшей мере странные и необоснованные, содержащиеся в этом рабочем документе. Приведу самый яркий пример: интенсивная оцифровка документов может дать экономию только в том случае, если не принимать во внимание стоимость обслуживания цифровых документов на протяжении времени более длительного, чем средняя продолжительность жизни цифровых носителей и программного обеспечения. Возможности экономии существуют, но они должны опираться на более серьёзный и менее скороспелый анализ, чем простая пропорция.

Нынешнее положение дел нельзя назвать удовлетворительным, в формировании архивов есть лакуны. Слишком часто бывает так, что документы (чтобы было понятнее нашим гражданам, речь идёт о так называемых «основных» документах: директивные документы, сводные документы) так и не попадают в государственные архивные службы, потому что ими просто никто не занимается. Они уничтожаются, теряются или остаются у тех, кто их выпустил, и при наличии цифровых технологий эта проблема приобретает особенную актуальность. Следовательно, надо воспользоваться возникшей полемикой, чтобы улучшить качество сбора материалов по двум направлениям: обеспечить в государственных ведомствах и общественных организациях реальное управление документацией профессионалами, полностью интегрированными в эти структуры, и развивать научную сторону нашей работы, проводя исследования в архивном деле и поднимая уровень базового и продвинутого обучения профессионалов.

Условия для разговора по существу о будущем архивов Франции есть. Утечка этого рабочего документа [из Министерства культуры] вынесла его в общественное поле, а министерство было вынуждено представить его на всеобщее обсуждение, которое не может и не должно быть доверено кабинету министров. Между различными заинтересованными лицами, в первую очередь архивистами и пользователями архивов, активизировался диалог, который обещает стать плодотворным. Были подтверждены основные размеры архивов, доступных для общества; вместе с этими вопросами обсуждалась и роль архивистов.

Дискуссия должна касаться не только особого положения Национального архивом. Она касается всех архивистов, где бы они ни исполняли свои обязанности: непосредственно ли при производстве документов на местах, или в государственной архивной службе. Богатство нашего архивного наследия – это результат работы, которая ведётся в коммунах, между коммунами, в департаментах, регионах, больницах и университетах.

АФА, более чем когда-либо осознающая задачи демократической гласности, защиты прав и обогащения общего наследия, намерена уделить этому надлежащее внимание и сделать всё от неё зависящее.

Мари-Анн Шабен, архивист и специалист по дипломатике,[1] доцент Университета Париж-VIII, Венсенн-Сен-Дени

Чистое недоразумение

Архивы находят не в капусте. И не в розах. Они – плод архивирования, то есть метода упорядоченного хранения документов ввиду их ценности для будущего использования. Существует два процесса архивирования, которые различаются в зависимости от того, на кого они рассчитаны: с одной стороны, документы с момента создания архивируются их производителями для самих себя для внутреннего пользования с целью собирания доказательств и свидетельств (управленческое архивирование); с другой – документы отбираются (с момента их издания или позже) для исторических архивов страны или какой-либо из её частей. Интересы тех (учреждений, выпускающих документы) и других (исследователей) различаются, хотя иногда могут и совпадать. Согласно моей теории «четырёх четвертей»[2] исторические архивы на 75 % состоят из документов управленческого архивирования, а на оставшуюся четверть – из особых документов, которые архивист идентифицирует с помощью дипломатики (важность зафиксированных действий, качество записей) и архивистики (упорядочивание папок, дублирование содержания, репрезентативность фондов).

Свидетельские и управленческие документы, имеющие вспомогательную ценность для истории, всегда были лишь частью всех производимых документов и это абсолютно закономерно, несмотря на то, что всегда имелись и сейчас имеются досадные потери (по вине как производителей, так архивистов). Игнорировать тот факт, что существуют основные документы для ведения дел, так же абсурдно, как утверждать, что всё – архивное, или что всё – основное.

Основные документы какой-либо организации (решения, жизнь регионов и населения) составляют становой хребет её исторических документов (см. принцип бережного отношения к фондам). Архивная селекция других документов и активное собирание архивистом важных и оригинальных второстепенных документов и составляют то, из чего комплектуется фонд. Совокупность архивных фондов, обрабатываемых государственными архивными службами, образует память нации, что, конечно, и есть самое основное.

Поэтому недавняя история с «основными архивами» довольно прискорбна, поскольку основана на чистом недоразумении. Выражение «основные архивы», которое внезапно оказалось у всех на устах, есть не что иное, как транспозиция искажённого и вырванного из контекста англо-саксонского понятия. Эта полемика, увы, демонстрирует закат некогда блистательной французской архивистики и полное незнание некоторыми ключевыми людьми механизма работы архивного производства.

Архивное производство не ограничивается классификацией, инвентаризацией и созданием электронной версии оцифрованных архивов (это всего лишь надводная часть айсберга). Архивное производство в демократическом государстве является (должно являться) глобальным процессом: сначала каталогизация документооборота (сейчас в цифровой форме), затем выявление документов, соответствующих архивным требованиям (целостность и системность фондов), и, наконец, отбор с точки зрения целесообразности и цены. Необходимо, чтобы использование государственных средств было прозрачным, в том числе, когда речь идёт о памяти нации. Например, медицина озабочена проблемой чрезмерного веса, для её решения надо не только лечить последствия, но и изучать причины. Точно так же обстоит дело и с нехваткой места в архивах: когда оно возникает (а оно есть!), то ради здоровья национальной памяти французов с ним надо бороться и тщательно анализировать ситуацию.

Рафаэль Бланш, преподаватель современной истории Университета Руана, член Высшего архивного совета.

Архивы - демократическая необходимость

При демократическом режиме один из фундаментальных принципов отношения граждан к государству состоит в возможности первых контролировать то, что делает второе. Но для защиты частной жизни людей, служебной или врачебной тайны, подтверждение этих действий может не сразу стать всеобщим достоянием. В такой ситуации вступает в силу следующий принцип: должна быть возможность задокументировать происходящее, для чего и существуют архивы. Примеров этому масса, поскольку государство во Франции является вездесущим. Благодаря архивам любой гражданин может заявить о своих правах, иногда спустя много десятилетий после совершившихся событий. Благодаря архивам история нашей страны может быть написана с научных позиций.

Государственные службы постоянно издают документы, которые становятся архивами нации, и вполне естественно, что растёт необходимость их сохранения. Однако в середине ноября стало известно, что Министерство культуры (от которого зависит большинство государственных архивов), разработало два способа уменьшения расходов, связанных с архивами: интенсифицировать оцифровку существующих фондов и сокращать впредь архивную коллекцию, отбирая только «основные архивы для будущих поколений». Поскольку главная цель архивистов – отбор документов, в целях экономии также было предложено пересмотреть критерии отбора. Никакого согласования с народом или хотя бы с более узким кругом регулярных пользователей архивами, в частности с историками, не предусмотрено. В составленной петиции была выражена озабоченность этими туманными советами. Представленные как экономическое решение, расчёты стоимости оцифровки выглядят неубедительно, особенно в области обучения персонала.

Что же касается критериев отбора «основных архивов», то их ещё предстоит уточнять. К требованию экономии средств добавляется и материальная проблема с помещениями Национального архива в парижском регионе: петиция просит, чтобы было срочно построено здание, необходимое для хранения текущих и будущих фондов, как это было рекомендовано Счётной палатой и финансовой комиссией Сената весной 2017 года.

Эта петиция сразу же вызвала живой отклик в сообществах исследователей и архивистов во Франции и за рубежом. На сегодняшний день её подписали 8500 человек. Видя такую активность, руководители Архива Франции выступили с ободряющими речами. Они рассказали о своей профессии столько, сколько не рассказывали никогда прежде. С чем можно их поздравить: они играют важную роль в работе нашего правового государства! Например, было дано объяснение такого важного момента их работы, как разумная экспертиза ценности (начиная с самого начала). Однако они не смогли сказать ничего утешительного относительно строительства достаточно просторного здания и обучения персонала, многочисленного и хорошо подготовленного, чтобы заниматься именно цифровой обработкой архивов. Они не сказали ничего обнадеживающего по поводу новых критериев отбора, о введении которых решение было принято без согласования с пользователями архивов. А также они заверили, что ни в коей мере не планируют уничтожать существующие фонды, и что оцифровка представляет собой экономическое решение работы с бумажными архивами. Что касается сбора и хранения документов, изначально произведённых в цифровом виде, то поле деятельности тут огромное, но базовые вопросы остаются всё те же: что собирать? как отбирать? как хранить?

В отличие от поверхностного впечатления, архивы – это не старые бумаги, которые интересны только специалистам по прошлому. Отбирая документы, которые государство издаёт сегодня, мы делаем задел тому, какими могут быть понимание его действий и способность граждан отстаивать свои права завтра. Узнать общественное мнение по этому вопросу – таково категорическое требование демократии. Давайте пожелаем, чтобы политическое руководство осознало это в полной мере и не сводило вопрос архивов к проблеме управления фондами.

 

 

 

 

 

 


[1] Дипломатика – вспомогательная историческая дисциплина, изучающая древние документы дипломатического и юридического характера. – прим. ред.

[2] По названию рецепта французского пирога. – прим. ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ