Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

КРУГЛЫЙ СТОЛ. ЧТО ПРОИЗОШЛО В ОКТЯБРЕ 1917-ГО?

На безнадёжном фоне Первой мировой войны забрезжил свет надежды. Октябрьская революция, которая начала претворять в жизнь поставленные перед собой цели, образует матрицу ХХ века. Почему и как разразилась эта революция в стране, от которой никто этого не ожидал? Чем объясняется такой парадокс?

- Некоторые, разделяя февраль и октябрь 1917 года, говорили о двух революциях. Другие определяли то, что произошло в России в октябре, как «государственный переворот», а в феврале – как революцию. Каково ваше мнение?

Патрик Каменка: Я считаю, что надо говорить о трёх революциях. Мог ли подумать Николай II во время своей коронации на царство в 1896 году, что он будет последним самодержцем? Параллельно с внутренними и внешними противоречиями появляются элементы деградации этой средневековой системы (самодержавие - прим. ред.).

Дикий капитализм, пришедший в Россию благодаря иностранным инвестициям, в частности французским и английским, использовал крестьянство, освобождённое от крепостничества, побуждая его стекаться в городские центры, где есть промышленное производство. После поражения российской армии в войне с Японией первый мощный удар по системе был нанесён в Петрограде в 1905 году, когда были потоплены в крови рабочие демонстрации. Наступил настоящий переломный момент: народ потерял доверие к этому правительству. 14 миллионов солдат, отправленных на фронт, страдали от плохого технического оснащения, от голода и т. п. Из этих элементов, о которых вскоре стало известно всем, и выросли Февральская и Октябрьская революции 1917 года. Ленин и его партия сыграли в этом главенствующую роль. После взятия Зимнего дворца большевики, сформировавшиеся Советы, принимают участие в бурном демократическом и революционном движении, которое приводит к свержению Керенского. 1917 год – это новая революционная форма, при которой власть берёт рабочий класс и народ.

Роже Мартелли: Я хотел бы сделать акцент на настоящем парадоксе русских революций 1917 года. Из-за расшатанной системы управления страной и текущей войны необходимость революции представляется очевидной, но её не предвидел ни один революционер! Революцию в феврале начали не революционеры, которые в тот момент были разделены между собой.

Движение пришло снизу. Я считаю, что есть две революции. Первая даёт толчок развитию разнообразной активности, основанной на противоречиях. Её «прибирают к рукам» и направляют посредством созданных Советов революционные организации.

Вторая – это нечто иное, это восстание, спланированное, организованное и начатое небольшой группой людей. Сама идея подана одним человеком – Лениным, и она осуществляется без пролития крови! Чтобы понять 1917 год, надо обратить особое внимание на следующий парадокс: революции не всегда происходят тогда, когда это решают революционеры.

Серж Воликов: Октябрьская революция – это политическая и историческая конструкция, которая возводилась постепенно. Сами действующие лица не чувствуют, что существует два отдельных момента. Между февралем и октябрем 1917 года происходит очень сложный революционный процесс, изучение которого и приводит исследователей и историков, работающих в архивах, открытых для общего доступа в последние двадцать лет, к выводу о том, что революции 1917 года в России являются единым целым. Надо ли задавать себе вопрос, была революция хорошей или не очень? Буржуазной или пролетарской? Мы посвятили обсуждению этой темы целый рабочий день в Фонде Габриэля Пери. Выступая там, я подчеркнул тот факт, что память об этом событии, которое с тех пор празднуют большевики, создала миф об Октябрьской революции вокруг одного человека и одной партии. Хотя власть в октябре-ноябре и в феврале-марте была взята по-разному, но чёткого разделения нет. Роль солдатского, рабочего и крестьянского движения как была очень велика в феврале-марте, так такой и осталась в октябре-ноябре.

- Почему Первая мировая война повлияла на события в России больше, чем в других странах?

Жан-Жак Мари: Как только объявили мобилизацию, в России начались беспорядки. Это единственная страна, где в июле 1914 года возникли столкновения между призывниками и полицией. Они жестоко подавлялись. Протесты не выражали политического отрицания войны, но символизировали реальность, которая разделяла аристократическую верхушку и крестьянство. 90 % солдат – это крестьяне, с которыми офицеры обращались, как со скотом. Так, белый командир генерал Деникин считал, что тяжесть войны была основной причиной, которая привела к крушению Российской Империи и к победе большевизма. Против войны выступали только большевики, и приезд Ленина в Петроград они использовали по максимуму.

Если бы не Ленин, нет гарантии на то, что не произошло бы воссоединения меньшевиков и большевиков (и те и другие причисляли себя к Социал-демократической рабочей партии, СДРП) для защиты революции, чтобы продолжать войну.

- Не слишком ли часто дискредитируется роль Ленина в господствующей историографии?

Флориан Гюлли: Ленина представляют как дирижёра революции. Это очень далеко от его мысли, согласно которой революции делают народные массы. Парадоксально, но я был поражён его определением роли партии в момент революции, и сегодня это говорит нам о многом. Я настаиваю на парадоксе, так как эта грань в наши дни утратила свою силу. Если почитать его работу «Что делать?», вышедшую в 1902 году, то мы увидим в ней теорию подпольной партии, состоящей из профессиональных законспирированных революционеров. Определение, данное историком Ларсом Ли, сегодня гораздо важнее: «Социал-демократическая политическая партия – это слияние рабочего движения и революционной теории социализма». Ленин не определяет коммунистическую партию как авангардную форму организации. Революционная партия должна всегда думать о социальных классах, и не просто ради анализа, поскольку тогда это будет партия интеллигентов. Второй аспект: социализм – не программа, это горизонт, проект общества, но также и переходный период. На эти два момента часто не обращают внимания.

Жан-Жак Мари: Ленинская концепция партии эволюционировала. Для него самое главное – политика, то есть то, за что борется партия, с двумя основными элементами: полный разрыв с империализмом и классовое противостояние.

- Женщины играют большую роль в этой революции...

Патрисия Латур: С них, с их демонстрации 8 марта в Петрограде, всё и началось! Женщины часто были зачинщицами революций, и это объяснимо: они ведают расходами, они – стержень семьи и, возможно, быстрее чувствуют социальные изменения. Роль женщин обычно обходят молчанием. Когда я задалась вопросом, что нам дал Октябрь 1917 года, возникла мысль именно о женщинах. Меня заинтересовала личность Александры Коллонтай, женщины-политика, революционерки, члена первого большевистского правительства. В 1917 году она открывает ясли, прачечные, семейные столовые, роддома и т. д. По мнению Коллонтай, для того чтобы женщины могли участвовать в революции, они должны быть освобождены от домашнего труда. С того времени женщины в России получили право избирать и быть избранными!

- Октябрьская революция вызывала интерес в Европе, особенно во Франции. Как это можно объяснить?

Бернар Пюдаль: Поскольку революция произошла, нам кажется, что она была необходима и неизбежна. Как учёный и историк, я в этом не уверен. Да, для революции, для политического движения существуют особые причины, но есть в этом и нечто загадочное. Например, Октябрьская революция - это пролетарская революция, но в России не было (или было мало) пролетариата. Будем осторожнее: политические традиции должны быть отделены от знаний. Если мы хотим заниматься историей или социологией этих движений, то также обязаны проявлять своего рода деликатность. Именно так мы с Клодом Пеннетье изучали выступления коммунистических деятелей. И, что любопытно, понять личность во всей её сложности труднее, чем произносить речи на общие исторические темы!

Клод Пеннетье: Во многих европейских странах, не только во Франции, целый ряд людей считают, что их мировоззрение изменил 1917 год. Мы нашли этому подтверждение в документах и биографиях, которые изучали в архивах ФКП. Там всё очень непросто, даже парадоксально. Можно назвать иностранцев, приехавших из Восточной Европы, еврейских активистов и т. д. Есть примеры и анархистов. Многие люди, дестабилизированные войной, были очарованы русской революцией.

Например, Советы – это организации, созданные самими трудящимися. Они занимались конкретными вопросами и с очень разными политическими результатами! Мы знаем биографии известные личности, особенно из профсоюзного движения, которые, повествуя о революции, писали и о своих сомнениях. Это придало дополнительный вес коммунистическому движению и оказало влияние на движение французских анархистов.

Роже Мартелли: Бернар Пюдаль правильно сказал, что надо быть осторожнее и деликатнее, и избегать лишних политических интерпретаций. При этом история должна анализировать, а для этого нужна смелость. Почему в России случилась революция? На то есть по меньшей мере две разные причины: крушение государства и отсутствие политического консенсуса, формирующего блок поддержки правящих классов. Понять, что жить, следуя тактике разных стадий революции, установленной социал-демократией, больше было невозможно, и надо было пользоваться случаем, – в этом заключалась мудрость Ленина. Брать власть тогда, когда власти больше нет, – так подсказала его интуиция. А впоследствии возникли сложности. Он, который в своей работе «Государство и революция» развивал теорию об исчезновении государства, был вынужден строить его в обстановке чудовищной гражданской войны и интервенции. Большевизм, как революционная практика, придя к власти, обязан был стать государством. И из этой матрицы советская власть уже никогда не вышла, учитывая что мировая революция так и не произошла.

 

 

 

 

 

Пьер Шайан

Добавить комментарий


Обновить Защитный код