КАРЛ МАРКС, МЫСЛИТЕЛЬ КАПИТАЛЬНОГО МАСШТАБА, И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ЛОЖЬ

Новый перевод «Капитала» – возможность вновь убедиться в актуальности идей философа.

Проделав путь от гамбургских доков сквозь вязкие воды критики, окружившей его сначала «заговором молчания», напечатанный на заре своей жизни тиражом в несколько сот экземпляров, «Капитал» Карла Маркса стал памятником всемирной литературы, переведённым на сотни языков. «Несомненно, самый страшный снаряд, который когда-либо был пущен в голову буржуа», по словам немецкого революционного философа, борца и журналиста. Казалось, что этот «снаряд» безвозвратно канул в общую могилу «конца истории», торжественно провозглашённого на излёте прошлого века. Но он снова набирает пламенную силу, становясь предметом всё более многочисленных университетских исследований, обретая новую жизнь в том или ином виде: на театральной сцене или в комиксах; открыто занимая своё место в публичных дебатах, будь то дебаты профсоюзные, политические, исторические или философские. Через 150 лет после первого выхода в свет публикация в "Editions sociales" пересмотренного и исправленного перевода «Капитала» побуждает нас оценить актуальность аналитической мысли Маркса, когда, в контексте разразившегося всемирного финансового кризиса, который ознаменовался разорением в сентябре 2008 года инвестиционного банка "Lehman Brothers", опутанный противоречиями, капитализм бросается на прорыв. Действенное опровержение апологетики так называемой неолиберальной капиталистической экономики.

Первый том «Капитала» Карла Маркса был напечатан в сентябре 1867 года в издательстве Отто Мейснера, располагавшегося в нескольких шагах от городской ратуши Гамбурга, в доме 26 по Бергштрассе. Эта улица является продолжением бульвара Юнгфернштиг, когда-то усаженного липами и тянущегося вдоль романтической набережной озера Бинненальстер. Приехав весной обсудить с издателем свою рукопись в город, в котором его товарищ по парижской ссылке поэт Генрих Гейне обнаружил в нём литературное призвание, немецкий революционер решился воспользоваться случаем и отправиться на несколько дней в Ганновер, чтобы повидать одного из своих друзей – Людвига Кугельмана. Вернувшись в Лондон, Маркс пишет письмо его супруге, в котором даёт «рецепт» чтения своего произведения, «на переваривание которого требуется время»: начать с глав, посвящённых «рабочему дню, кооперации, разделению труда и механизации и, наконец, первоначальному накоплению». Речь идет о 8, 11, 12, 13 и 24 главах пересмотренного и исправленного издания его французского перевода, осуществлённого под руководством Жана-Пьера Лефевра и опубликованного недавно в "Editions sociales" в серии «les Essentielles» («Самое главное»)[1]. Если следовать этому «рецепту», то некоторые его аспекты позволят лучше понять пользу произведения.

«В середине 1970 годов Люсьен Сэв загорелся мыслью опубликовать в "Editions sociales" то, что называют “Grundrisse” Маркса, – предварительную рукопись “Капитала”, написанную между 1857 и 1861 годами», – рассказывает Жан-Пьер Лефевр. «Затем, после того как в этот перевод было введено некоторое количество терминологических усовершенствований, исчезли шероховатости, касающиеся первого тома самого “Капитала”, в 1983 году появился новый французский перевод, послуживший основой нынешнего перевода», – уточняет он.

"Почти тридцать лет спустя «время сделало своё дело» и была признана правомерность отказа от определённых употреблений, принятых до сих пор, - подчеркивает переводчик. -  Новый перевод “Капитала” позволил подобрать лексические варианты таким образом, что концептуальная, чуть ли не алгебраическая сущность оригинального текста Маркса была восстановлена с ещё большей точностью».

«В периоды кризисов, после момента паники, (...) деньги жаждут поля деятельности для того, чтобы быть использованными как капитал», – пишет Карл Маркс. Книга, полная открытий и пищи для дальнейших размышлений.

Этот труд, позволяющий подчеркнуть строгость теоретической системы анализа того, что составляет стержень капиталистического способа производства, который Маркс называл «непосредственным способом производства капитала», интересен на самом деле не только с точки зрения общей эрудиции. Это средство, дающее возможность прочувствовать научность критической теории, которой удалось, помимо всех прочих открытий, определить главный принцип «прибавочной стоимости» как источника или сущности прибыли, ренты, процента и кредита, за многообразными и быстро распространяющимися формами которых скрывается механизм эксплуатации заработной платы, присущей капиталистическому строю и его генетической колыбели.

С точки зрения Маркса, недостаточно констатировать вопиющий факт неравенства в современных обществах, надо ещё объяснить его причины, чтобы располагать инструментами влияния на него. Цель – разработка эффективной стратегии сопротивления их воздействию, а сверх этого – свержение капитализма. Перефразируя слова Спинозы, недостаточно высмеивать, порицать или клясть капитализм, согласно занимаемому положению, сознательно или нет, объективно или субъективно, находясь в рамках этого эксплуататорского отношения к человеку и природе, хищническая и разрушительная тенденция которого становится всё более гнетущей по мере его развития, надо ещё понять его в перспективе прекращения его исторического господства.

Это важнейшее понимание касается практически всей проблематики и всех концепций Маркса, будь то сфера научная (деньги, абстрактный труд, абсолютная и относительная прибавочная стоимость, зарплата и т. д.) или герменевтическая. Заставить их «работать», даже устроив им «проверку кризисом», – прекрасный способ опровергнуть все существующие против них предубеждения. Это хорошо доказывает, например, анализ «овеществления» и «фетишизма товара», которым с начала 1920-х годов занимался Георг Лукач, исследования Дэвида Харви, страстного поклонника «Капитала», применявшего марксистские принципы в области географии, или же изучение Люсьеном Сэвом концепций «личности» и «индивида» у Маркса.

«Пролетариям нечего терять, кроме своих цепей, приобретут же они весь мир».

«Особенно важно понять, что первый том «Капитала» – это книга, полная открытий и пищи для дальнейших размышлений», – говорит философ Этьен Балибар и подчеркивает. – «Это справедливо, например, в отношении трёх наиважнейших моментов анализа классовой борьбы». Того анализа, который, несомненно, может максимально конкретно, в системе «двойной спирали», рассказать нам о неразрывно-историко-теоретическом развитии «Капитала».

«Первый находится в главе о рабочем дне и описывается Марксом как гражданская война, – указывает Этьен Балибар. – «Макиавеллиевский момент анализа классовой борьбы у Маркса, поскольку эта гражданская война регулируется через вмешательство государства, которое под давлением классовой борьбы вводит первые формы трудового законодательства, потому что капиталисты склонны не только истощать рабочую силу, но и разрушать её». «Второй момент касается вопроса механизации и типа противоречий и антагонизмов, которые растут, поскольку капитал подчиняет рабочую силу требованиям технологии», – объясняет ученик и сотрудник Луи Альтюссера [Балибар]. «Затем, – завершает он, – «следует третий момент, а именно стремление трудящихся к экспроприации, которое зарождается в Европе вместе с образованием классического государства и которое пребывает в согласии с тем законом народонаселения, свойственным капиталу, который состоит в постоянном создании избытка рабочих рук для насаждения между ними конкуренции, а также в различных формах его мирового распространения, экспроприации мелкого промышленника, мелкого крестьянина и независимого ремесленника».

Задача и основы борьбы за сокращение рабочего времени, за заработную плату, за квалифицированный труд, за образование, за обучение профессии, против массовой безработицы и увольнений, за управление государственными финансами, за целесообразность налогообложения и производства, за экономико-социальные основы империализма, против колониализма и обнищания, против хищнической эксплуатации природных ресурсов, против усиления культурного и национального разделения мира труда, против милитаризма и т. д.,- в «Капитале» можно даже найти соображения относительно некачественной пищи и фальсификации продуктов питания[2]. Действительно, все дороги, проложенные в первом томе «Капитала», ведут нас прямо к дню сегодняшнему, к пониманию нашей действительности, как это показывает немецкий философ Михаель Гейнрих.

Книга Маркса – это твердыня посреди бушующей стихии.

«Пролетариям нечего терять, кроме своих цепей, приобретут же они весь мир», – писал пылкий молодой Маркс накануне революции 1848 года. Если «Капитал», опубликованный Марксом незадолго до своего 50-летия, это труд, в котором показана необходимость капиталистического способа производства, то это также и призыв к возможному. Мог ли вообразить автор, проделывая путь на корабле от гамбургских доков до Лондона, что его книга, разойдясь по всему миру и обретя признание у читателей, станет твердыней посреди бушующей стихии? Несмотря на туманные перспективы нашей истории со всеми её пертурбациями, мы всё ещё слышим её голос, в котором эхом отзываются голоса Спартака и Гавроша.

 

 

 

 

Жером Скальски

 

 

 

 

 


[1] «Капитал», Книга I. «Процесс производства капитала». Карл Маркс. Новое издание, полностью пересмотренное Жаном-Пьером Лефевром, перевод четвертого немецкого издания. Editions sociales, серия «les Essentielles». Париж, 2016. 944 страницы. 25 евро.

[2] Глава 8. Начиная со стр. 242 по настоящему изданию.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ