НАРОДНЫЙ КЛАСС НЕ ТОЛЬКО УГНЕТЕН, ОН ДЕЙСТВУЕТ

- Почему вы вместе с другими социологами представляете ваш труд «В поисках низших классов»[2] как «политическое исследование»?

Поль Буффартиг: Мы не хотели делать новый научный труд на эту тему. Мы концентрируемся вокруг некоторого количества идей. Первая касается перехода от понятия «рабочий класс» к понятию «народные классы». Это не является само собой разумеющимся и вызывает целую серию вопросов. «Классы», а не круги, категории или слои: мы настаиваем на этом. При этом мы не обязательно рассматриваем это определение «народные классы» как идеальное. Недостаточно использовать его в некритической манере. Если довольствоваться определением низших классов как категории, находящейся на социальной лестнице ниже среднего и ещё ниже, чем высшие классы, то размышление сводится к терминам классовых отношений и классовой борьбы.

Народные классы не только угнетены, они ещё и реагируют, и действуют. И здесь, мы идём наперекор классической доминирующей концепции. Именно в этом смысле наше исследование является политическим. Нас интересует именно политический, а не только социологический аспект разрушения и создания новой классификации классов. В то же время, нам не удалось найти ничего лучше определения «народные классы», чтобы говорить об этом социальном пространстве. И это позволяет говорить не только о «среднем классе», как это делается в политических и информационных выступлениях.

- Это также относится и к социологии?

Поль Буффартиг:  Здесь надо прояснить значение, принимая во внимание влияние критической социологии. Есть совсем небольшое количество социологов, готовых поддержать диагноз «социального усреднения». Зато и в политическом и медийном пространстве это тоже мало употребимо; есть ощущение, что упоминается только лишь «средний класс», с очень широким определением: почти все в него входят, за некоторым исключением. Мы сражаемся с этой концепцией.

- Какое место занимают ваши работы относительно других исследований в области социологии?

Поль Буффартиг:  Подход к вопросу о низших слоях сильно отмечен влиянием мыслей Пьера Бурдье, с которым мы, имея родственные марксистские связи, близки в плане критики. Вместе с социологом Оливье Шварцем мы полагаем, конечно, что по целому ряду аспектов своего существования эти категории терпят угнетение, но продолжают иметь некоторые ресурсы культурной автономии. Однако приходится задать себе вопрос, учитывая удлинение срока школьного обучения детей низших слоев или изменения условий существования, что остаётся от этой культурной автономии? Таким образом, мы идём дальше, утверждая, что кроме форм культурной автономии есть формы сопротивления и восстановления условий жизни, которые соотносятся с классовой борьбой и имеют политическую вовлеченность. Здесь мы вместе с Дени Мерклен вводим понятие «политическое общество». Речь идёт о том, чтобы попытаться понять, что мы социализированы до того, как встречаемся с политикой, не больше, впрочем, чем остальные классы. Это понятие позволяет осознать поведение и позицию иначе, чем исходя из этноцентризма ведущего класса, например, законодательно закрепив, что граждане, которые не пользуются избирательным правом, находятся вне политики. Вот только есть много народных методов самовыражения, имеющих политический аспект. Это, в частности, формы насилия, понимаемого как незаконного, которые всегда существовали в этих классах, но которые сейчас снова проявляются со всей очевидностью.

- Вы даже видите в этих методах коллективный поиск?

Поль Буффартиг:  В переходе от понятия рабочего класса к понятию низших классов, содержится переход от единого к множественному. И, в то же время, размытие действующего политического лица. Ибо говорить о рабочем классе, это значит говорить об ансамбле политических институтов, которые обеспечили ему заметность и сильное представительство на социальной и политической арене. В случае с Францией, в особенности посредством CGT (ВКТ, или Всеобщей конфедерации труда) и Коммунистической партии, между 1930 и 1960 годами. Большие перемены, это прежде всего резкое ослабление рабочего движения. Ослабление, причиной которого явились неолиберальное наступление и деструктуризация рабочей группы. Но мы также призываем вернуться к критическому взгляду на уязвимые места политического и культурного порядка, свойственные рабочему движению. Долгое время там подавлялась критика труда, потребления,  стремления производить как можно больше, а также феномена передачи власти, а самые эксплуатируемые группы - иммигранты, женщин – были мало представлены. Но так как мы наблюдаем борьбу классов, ставшую сегодня, как никогда, актуальной, надо попытаться взглянуть на угнетаемые классы через новую призму, чтобы заметить новые проявления этой борьбы.

- «Границы между синими и белыми воротничками стёрты в части содержания труда и в части профессиональных карьер». В сфере труда мы наблюдаем глубокие изменения. Каковы они и что повлекут за собой?

Поль Буффартиг: Народные классы, это ведь не только жители пригорода или рабочих городков. Они также представлены в центральной части городов, в небольших городах, в сельской местности и т. д. Народные классы, это прежде всего сферы труда рабочих и служащих, а это, в общем-то, половина населения. Существуют также многочисленные социальные категории, которые исходят из них или к ним приближаются. Впрочем, даже в то время, когда рабочий класс пользовался гегемонией (превосходством) среди низших народных слоев, рабочий завода больших промышленных скоплений представлял собой далеко не исчерпывающую картину рынка труда. На сегодняшний день, рабочие рассеялись по многим маленьким предприятиям-субподрядчикам. И также, большая часть рабочих зарегистрирована сегодня в третичном секторе (техобслуживание, логистика, транспорт, торговля и т. д.).

- Но кто они, рабочие и служащие в наше время?

Поль Буффартиг:  Границы между белыми и синими воротничками стёрты не только в части содержания труда, но также и в части профессиональных карьер. Имеется сближение в объективных материальных условиях труда между производством и обслуживанием. Прежние и новые формы угнетения и тяжёлых условий труда накладываются друг на друга: нестабильность добавляется к низкой заработной плате, физически тяжёлым условиям труда, увеличению продолжительности рабочего времени, психологическим нагрузкам, напряжённости в отношениях с общественностью, призывам к ответственности и т. д. В этих условиях, чаще всего, устраивать забастовки стало гораздо сложнее. Но остаются многочисленные формы возмущения и действий протеста, которые эволюционируют: отказ от сверхурочных часов, петиции, делегации к руководству, а также и увольнения, неявка на работу и т. п.

- Каково сегодня «лицо реального народа», составляющее «народный класс»?

Поль Буффартиг:  Можно исходить из того, что половая принадлежность формирует народный класс. Рабочие по большей части – это мужчины, служащие - женщины. Чтобы прояснить разделение, которое существует, бесспорно, между стабильными и менее стабильными рабочими местами, достаточно знать, что зачастую мужчина, имеющий стабильную работу, живёт с женщиной, более подверженной риску потерять работу. С другой стороны, эти разделения имеют сильный территориальный аспект. Помимо того, в связи с ослаблением коллективных организаций низших классов, все принципы дифференциации и разделения взаимно укрепляют друг друга, в основном культивируемые и поддерживаемые правыми и крайне правыми политическими объединениями. Оливье Шварц говорит о триполярном классовом сознании. Там, где раньше классовое сознание противопоставляло понятия «мы» (те, кто внизу), и «они», власть имеющие (те, кто наверху), то теперь «мы» противопоставляется не только «тем, кто сверху», но и тем, кто ещё более беден, менее достоин, рассматривается в качестве «лиц, получающих помощь» и/ или имеет более тёмный оттенок кожи. Вместе с тем, не стоит придавать слишком большое значение конфликтам и напряжённости, игнорировать существующие в повседневной жизни проявления солидарности, и недооценивать существование новых форм культурной автономии, находящих выражение в таких формах, к примеру, как рэп.

- Содержат ли эти новые формы обличение эксплуатации и любого господства?

Поль Буффартиг:  Риск в том, чтобы одобрить переход от пары «рабочий класс» / «эксплуатация» к паре «народный класс» / «господство», под большим влиянием Бурдье в социологии. Но как бороться с господством (или его формами), если они повсюду? Не говоря уже о принципе дискриминаций, который может быть очень даже политически корректным. Число групп, подвергаемых дискриминации, бесконечно. Она может быть связана с гендерной принадлежностью, с расовыми признаками, с возрастом, с инвалидностью, с сексуальной ориентацией и т. д. Разгоревшаяся борьба против дискриминации может повлечь за собой разделение низших классов. Я не отрицаю существование этих многочисленных дискриминаций. Но в плане теории и политики, надо восстановить критику эксплуатации и капитализма, которые и есть основа всех разделений. Учитывая трансформации капитализма, как, например, абстрагирование эксплуатации, связанное с финансизацией. Как достичь своих целей, исходя из многообразия низших классов и существующих примеров угнетения и эксплуатации? Здесь широкое пространство для деятельности.

-В этом пространстве вы выявляете механизмы сопротивления, каковы они?

Поль Буффартиг:  Важно вначале увидеть уже существующие механизмы сопротивления, включая те, которые причиняют нам беспокойство, или принимают ту или иную форму насилия. Затем, в самых порабощенных или угнетаемых категориях порой разворачивается зрелищная борьба: горничные в отелях, нелегальные работники, таксисты-частники, молодежь, работающая в сетях быстрого питания и т д. Однажды приняв всерьёз констатацию этого факта, необходимо увидеть, каким образом можно объединить и организовать эти выступления. Это насущный вопрос профсоюзного движения. Этому вопросу уделяется слишком мало внимания со стороны политических сил, которые претендуют на то, что представляют эти народные классы, как показал Жюльян Мисши в случае с Коммунистической партией. Мяч на стороне поля тех сил, которые стремятся изменить общество. Почему в прежней матрице у левых недостаточно внимания уделялось этим новым политическим культурам борьбы и сопротивления? Эта книга приглашает проработать эти вопросы, так как мы ещё не надели траур по политическому представительству низших классов.

- Какие условия будут способствовать появлению альтернативы?

Поль Буффартиг: Это вопрос создания нового альтернативного и мобилизующего проекта. Следует содействовать встречам в различных пространствах между действующими лицами борьбы и политиками, дать им такую возможность, одновременно вести работу над альтернативой, как напоминает об этом Роже Мартелли, употребляя выражение «переделать народ». Это приглашение к обсуждениям с теоретиками «левого популизма», Эрнесто Лакло и Шанталь Муфф. В противовес тем, кто пытается организовать народ против иностранцев, речь пойдёт о том, чтобы организовать его, прежде всего посредством союза низшего и среднего класса, против финансовой олигархии. Движение антиглобалистов, пытаясь связать проблемы общемировые, охраны окружающей среды, охраны здоровья, с проблемами работы, экономических и социальных прав, обозначило пространство для сближения. Что интересно в определении «народа», так это его постоянно меняющаяся геометрия. Народ, как и классы – это политические конструкции.

 

 «Надо восстановить критику эксплуатации, основу всех разделений».

 

 

 

 

 

Пьер Шайян

 

 

 

 

 


[1] Начиная от рабочей среды, сложившейся в 1970-е годы вокруг металлургических заводов города Фо (департамент Буш-дю-Рон), от условий существования инженеров и до временной, нестабильной занятости, Поль Буффартиг является социологом, который никогда не оставлял тему борьбы классов. После изучения социологии в Кан, а затем в Экс-ан-Прованс, он получает степень доктора в 1982 году и уполномочен возглавлять научные исследования с 1997 года. Автор многих публикаций, он является главным научным сотрудником в Национальном центре научных исследований (CNRS) Франции лаборатории экономики и социологии труда (Lest) в Марселе.

[2] «В поисках народных классов», политическое исследование. Авторы Софи Беру, Поль Буффартиг, Анри Экер и Дени Мерклен. Изд-во la Dispute, 216 с. 20 евро.

(«En quete des classes populaires», un essai politique, de Sophie Beroud, Paul Bouffartigue, Henri Eckert et Denis Merklen. Editions la Dispute, 216 p. 20 euros).

Добавить комментарий


Обновить Защитный код