Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Софи Ваниш: «Становление этого движения связано с историей революций».

Марион д'Аллар

Методы борьбы, структура, требования... По мнению историка Софи Ваниш, сформировавшееся год назад общественное движение опирается на фундаментальные основы Великой французской революции. Она согласилась ответить на вопросы нашего корреспондента.

Софи Ваниш – историк, директор по научной работе Национального центра научных исследований, специалист по Великой французской революции.

Марион д'Аллар: Как выглядит движение «жёлтых жилетов» с точки зрения историка, специалиста по Великой французской революции?

Софи Ваниш: Мой подход к анализу исторических событий основан на их рассмотрении во взаимосвязи прошлого и настоящего, в соотношении того, что я наблюдаю сегодня, с тем, что мне известно о Великой французской революции. Нам посчастливилось жить в очень интересные времена. Французской революции предшествовал период, когда небогатое третье сословие и буржуазия объединились с парламентариями, представителями так называемого дворянства мантии, называвшими себя выразителями народных интересов, а на деле защищавшими аристократию. При помощи хитрых уловок эти дворяне использовали в своей борьбе с абсолютизмом устремления третьего сословия, уставшего от монархического произвола и неравенства. На мой взгляд, то же самое произошло в момент избрания Эммануэля Макрона. Позиционируя себя как политика, не принадлежащего ни к правым, ни к левым, заявляя о своём намерении провести революционные преобразования в стране, чтобы вернуть её на правильный путь, и выдвигая на передний план фигуры, не принадлежащие к традиционным политическим кругам, Эммануэль Макрон использовал распространённое в обществе стремление к переменам во власти и политике, создав себе репутацию защитника гражданского общества. Благодаря движению «жёлтых жилетов» люди, которые идентифицируют себя с революционно настроенными массами, показали, что они совсем не наивные простаки. Они дали понять, что никакого союза народа и власти нет. Этим и объясняются перемены в настроениях макроновского электората на выборах в Европарламент. Они произошли ещё до 1-го акта протестных выступлений и были обусловлены отменой налога на имущество, налогообложением пенсионных выплат, отказом государства от выполнения ряда обязательств в сфере образования и здравоохранения и первыми сообщениями о готовящейся пенсионной реформе. Всё это подорвало благосостояние простого народа и разрушило миф о возможности социального прогресса.

М.Д.: Есть ли революционный потенциал у этих людей?

С.В.: Речь идёт о более фундаментальном явлении. Благодаря «жёлтым жилетам» происходит становление общественной формации, которая осознаёт свои особенности и автономность и понимает, что, если невозможно добиться того, чтобы её интересы были представлены должным образом, то необходимо искать другие способы заявить о себе. Именно такой исторический момент мы переживаем сегодня. «Жёлтые жилеты» подняли на поверхность социальную силу, способную не только заявить о себе, но и вести диалог. Правда, их попытки сблизиться с профсоюзами до сих пор не имели успеха, поскольку последние повесили на «жёлтых жилетов» ярлык ультраправых. Но это не означает, что альянс между ними в принципе невозможен, ведь обеими сторонами движут одни и те же устремления: вырваться из неолиберального режима выживания и достичь лучшей жизни, в которой все человеческие достоинства и таланты могли бы раскрыться в полной мере. Это очень важный момент, хотя он не содержит в себе гарантий на будущее.

М.Д.: Перечни насущных проблем, использование публичного пространства, требование провести референдум по гражданской инициативе... Каким образом «жёлтые жилеты» смогли воспринять то, что вы называете «доступным мифом» о Великой французской революции?

С.В.: Ссылки на Великую французскую революцию мелькают в высказываниях некоторых «жёлтых жилетов» или, например, в такой надписи на стене: «Нам не нужен май 68-го, мы хотим 1793 год!» Но чаще всего революционная история выглядит в их риторике неким монументальным символом, придающим сил. И реже на ней строятся конструктивные выводы. «Жёлтые жилеты», позиционирующие себя как наследники революции, не имеют отношения к истории рабочего движения, члены которого предпочитают проводить другие исторические параллели (например, с Парижской коммуной). Конечно, они не всегда выдвигают для этого основательные доводы, однако доказывают, что история революций по-прежнему показывает путь к освобождению. Не в обиду Соралю, который рассуждает о Великой французской революции, речь идёт не только о Франции, но и о понятии некоего всеобщего права. На самом деле люди обращаются к истории Великой французской революции в различных её аспектах, как с точки зрения народной культуры, так и с исторических позиций, и по-своему трактуют события, сверяя свои выводы с общественной жизнью. Становление движения «жёлтых жилетов» само по себе связано с историей революций. Память об этой истории, которая уже приобрела мифологическую окраску, позволяет им выстоять. Сейчас надо сделать так, чтобы история стала основой для просвещения и размышлений более острого, критического характера. Сегодня, например, в перечне насущных проблем за одними и теми же словами скрываются другие реалии. Раньше эти требования передавались при помощи особой структуры - Генеральных штатов. Теперь этим занимаются мэрии городов. Следует всё же отметить, что «жёлтые жилеты» никогда не придавали спискам жалоб, составляемых при мэриях, принципиального значения. В сущности, они были нужны лишь для того, чтобы чётко сформулировать общественные ожидания. Поэтому требование о проведении референдума по гражданской инициативе получило большой резонанс: людям кажется, что это даст им подлинную возможность обрести власть. Перечень насущных проблем выглядит именно как список жалоб, а не как конструктивная критика.

М.Д.: Движение «жёлтых жилетов» отличается отсутствием чёткого лидера. Может ли столь массовое народное движение обходиться без представителя?

С.В.: Да, конечно. Это противоположность популизма, диктатуры. И очень хорошо, что движению не нужен глашатай. Лидер – это своего рода монарх, который якобы выступает от имени народа. Именно за это «жёлтые жилеты» и упрекают режим Макрона. Люди хотят быть причастными к происходящему, создать такую структуру, которая позволила бы им установить адекватное соотношение сил, высказывать своё мнение о законах. Как раз на это и направлено требование о проведении референдума по гражданской инициативе. И в этом отношении «жёлтые жилеты» очень близки к французским революционерам, которые также настаивали на введении народного контроля.

М.Д.: Какова возможность политического решения вопроса в этих условиях?

С.В.: Чтобы достичь такого соотношения сил, нужно заключать хорошо продуманные союзы, способные противостоять действующей власти, и привлекать к участию в них все, даже небольшие, объединения. Главной целью должно стать получение большого количества мест в Национальной ассамблее. В период Старого порядка были созваны Генеральные штаты, чтобы вынудить третье сословие выплатить долг. В конечном счёте оно круто изменило характер этого органа власти и сделало его локомотивом революции. Точно так же сегодня «жёлтым жилетам» надо внести коренные перемены в деятельность Национальной ассамблеи. Иными словами, соотношение сил устанавливается там, где принимаются правовые нормы. При Старом режиме перемены начались с того, что депутаты инициировали жёсткое противостояние. Для того чтобы добиться перевода противоречий на язык политики, необходимо демократическое пространство, способствующее законодательному процессу. Сегодня Национальная ассамблея в основном поддерживает власть, а прогрессивно настроенные депутаты вынуждены довольствоваться ролью наблюдателей. Необходимо выработать стратегию, нацеленную на объединение, ведь в единстве сила. Если это не удастся, то у народа не будет другого выхода, кроме бунта.

Опубликовано 15/11/2019

Добавить комментарий


Обновить Защитный код