Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Социальное неравенство стало настоящей проблемой в школах.

Камий Бауэр

В исследовании «Классовое детство» («Enfances de classe»), проведённом под руководством Бернара Лаира, преподавателя социологии Высшей нормальной школы (ENS) Лиона, речь идёт о влиянии среды, в которой родился ребёнок, на его жизненные перспективы.

Наш корреспондент встретился с учёным и побеседовал с ним на тему роли школы в укоренении социального неравенства.

Уже в пятилетнем возрасте жизненные перспективы детей определяются принадлежностью их родителей к той или иной социальной среде, утверждают авторы монографии «Классовое детство», созданной коллективом исследователей под руководством социолога Бернара Лаира. В работе проанализированы различные данные (от условий проживания до отношения к чтению) о детях из 35 семей.

Камий Бауэр: Вы вели наблюдение за детьми, чьё отношение к школе, способность «быть учеником» различаются в зависимости от социальной принадлежности их родителей. Каким образом это учитывают учебные заведения?

Бернар Лаир: Школа, сама того не понимая, закрепляет эти различия. Опрошенные нами педагоги с восторгом отзываются о детях из средних и высших социальных слоёв: у них хорошо развита речь, они приучены к чтению, дисциплине и самостоятельности. Их образ действий представляет разительный контраст с поведением детей, родители которых принадлежат к более низким классам (они чаще нарушают порядок, их поведение чаще нуждается в корректировке). Среди детей, за которыми мы наблюдали, есть мальчик, семья которого живёт в общежитии для рабочих. Ему совсем негде играть. Для него школа – это замечательная игровая площадка: здесь просторно, здесь у него есть друзья. Конечно, он не соблюдает правила, установленные в школе, а его поведение здесь не понимают. Учителям очень трудно осознать, какую роль в поведении детей играют социальное неравенство. Тем более что сами педагоги в большинстве своём выходцы из средних и более высоких слоёв общества, и им редко приходилось общаться с детьми из более скромной социальной среды.

К.Б.: Достаточно ли усилий прилагает школа для того, чтобы уменьшить влияние неравенства?

Б.Л.: В отличие от сегодняшнего дня, 1960– 1970-е годы были временем расцвета педагогической мысли, направленной на то, чтобы помочь в обучении детям из социальных слоёв, далёких от школьной системы. В оправдание учителей надо сказать, что получение знаний, основанное главным образом на письменной речи, предполагает ряд требований, с которыми нельзя не считаться. Овладение письмом требует определённой сосредоточенности, контроля за своими движениями, дисциплины и т. д. Дети из небогатых слоёв общества порой недостаточно подготовлены к этому. Понятно, что учителю приходится постоянно обращать на них внимание, поскольку у них не сформированы нужные поведенческие механизмы, правильные автоматизмы. Когда в классе 28 учеников (а может быть и больше), учителю некогда заниматься такими детьми. Введённый министром Бланке порядок, при котором в небогатых кварталах первый класс начальной школы делится на две группы, призван справиться именно с этой проблемой, однако он не решает её. Всего этого явно недостаточно. Положение гораздо серьёзнее, чем кажется. И учителям, имеющим дело с неуправляемыми детьми, чрезвычайно трудно что-либо изменить.

К.Б.: Так что же делать?

Б.Л.: Для того чтобы школа играла весомую роль в сглаживании социального неравенства, надо, чтобы дети из малообеспеченных классов получали «сверхстимулы». Необходимо увеличить объём взаимодействия между ними и педагогами: пусть учитель будет рядом с ребёнком, когда тот занимается, чтобы подбодрить его, напомнить задание, объяснить то, что непонятно. Так ведут себя родители школьников из средних и высших классов. Изначально их дети – такой же «чистый лист», как и все остальные. Но с ранних лет родители посвящают много времени тому, чтобы помогать им в учёбе. И именно эти годы «педагогического воздействия», которого лишены дети из малообеспеченных семей, не могут в должной мере заменить собой школьные учителя.

К.Б.: Министр придаёт большое значение когнитивным наукам, рассматривая их как панацею от школьной неуспеваемости. Что вы об этом думаете?

Б.Л.: Я с глубоким уважением отношусь к работе моих коллег в области нейробиологии и когнитивных дисциплин и полагаю, что она имеет большое значение. Мне интересно другое: почему министр обращается к их помощи. Ведь это всего лишь способ уйти от больного вопроса о социальном неравенстве. Это выглядит непорядочно ещё и потому, что функционирование человеческого мозга отчасти определяется социальным окружением. Основоположник французской нейробиологии Жан-Пьер Шанжё, работавший в своё время в «College de France» вместе с Пьером Бурдьё, говорил о «нейронной конституции». По его мнению, для объяснения того, как функционирует мозг, подходит идея Бурдьё о том, что социальное окружение оказывает длительное воздействие на наше восприятие и поведение. Различия в образе жизни, обусловленные социальным неравенством, закрепляются в детском мозге и влияют на него.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код