Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Индивидуализм как тренд современного общества и хороший способ манипуляции.

Эжени Барбеза

В своей работе «Нарцисс» психиатр Мари-Франс Иригоен размышляет о том, каким образом современный мир, возводящий в культ служение собственному «я», провоцирует развитие проявлений нарциссизма, в то время как насущной необходимостью для всего человечества становится «общественный» образ мыслей.

В 1998 психиатр и психотерапевт Мари-Франс Иригоен, автор исследования под названием «Психологическое насилие: жестокость и вероломство повседневности» («Harcèlement moral : la violence perverse au quotidien»), приоткрыла завесу над порочными проявлениями нарциссизма на работе и в семейных взаимоотношениях. В своей новой работе «Нарцисс» («Narcisse» издательство Decouverte, 2019 год) она размышляет о том, каким образом современное общество, в котором всё отчётливее культивируется индивидуализм и всё более заметная роль отводится зрительным образам и социальным сетям, порождает отклонения нарциссического характера, способные подорвать веру в демократические принципы.

Эжени Барбеза: Кто такие «нарциссы»?

Мари-Франс Иригоен: Нарциссизм как таковой не считается патологией, а рассматривается как один из этапов становления личности. Грудной ребёнок является «центром вселенной» и не отделяет себя от внешнего мира, поскольку действия людей, которые о нём заботятся, полностью соответствуют его потребностям. В трудах Фрейда встречается формулировка «его величество младенец». Затем ребёнок начинает познавать окружающий мир и сталкивается с разочарованиями. Он развивается за счёт контакта с тем, что находится вне его существа, начинает интересоваться другими людьми, что способствует формированию его личности и его интеграции в общество. Патологический нарцисс – это человек, задержавшийся на стадии первичного нарциссизма, в состоянии младенца, не способного считаться с существованием окружающих. В картине мира патологического нарцисса другим людям есть место лишь в той мере, в которой они могут быть ему полезны. Не случайно американские карикатуристы часто изображают Дональда Трампа как большого младенца в подгузнике. Очень точно подмечено!

Э.Б.: Каким образом люди, страдающие задержкой психического развития, оказываются на столь высоких постах?

М.И.: Это на самом деле тревожная тенденция, которая и подтолкнула меня к новым исследованиям. Человек, полностью сосредоточенный на самом себе, способен выработать стратегию поведения, которая поможет ему получить власть. Он не думает о других, считая их либо досадными препятствиями на своём пути, либо полезными инструментами. Подняться на самый верх таким людям помогает отсутствие совести. Если бы они говорили себе «Так я могу причинить кому-то вред» или «Я поступаю непорядочно», это замедлило бы их карьерный взлёт… Но им такие рассуждения не свойственны.

Э.Б.: Логичным было бы предположить, что окружающие должны остановить их, но нет, всё наоборот: их продвигают, избирают и т.п.

М.И.: Так и есть. Президенты-диктаторы, большинству из которых присущ нарциссизм, были избраны демократическим путём. Достаточно вспомнить Венгрию, Италию или недавний пример – Великобританию. Со свойственным им высокомерием они переступают через любые общественные установления, будь то уважение к женщинам, меньшинствам, беженцам. Для них права человека – пустой звук. Для того чтобы прийти к власти, нарциссы способны лгать, манипулировать, соблазнять, хитрить. Дональд Трамп, например, не только умело пользуется фейковыми новостями - своим излюбленным оружием, но и играет на слабостях небогатых белых американцев, которые не чувствуют уверенности в завтрашнем дне, обеспокоены снижением своей покупательной способности и связывают эти неприятности с притоком мигрантов. В отличие от Хиллари Клинтон, нарцисса другого типа, представляющего элиту, Дональд Трамп опирается на то, что волнует простых американцев. Ему удалось заставить людей забыть о том, что сам он очень богат. Его имидж простоватого парня с ограниченным словарным запасом позволяет ему выражать свои мысли в довольно примитивной манере, что явно противопоставляет его элите, в первую очередь интеллектуальной.

В некотором смысле Дональда Трампа можно назвать неудачником: из-за плохого поведения он в очень юном возрасте был помещён в пансион с довольно строгими порядками. Позже, уже в университете, он хотел стать своим в студенческой среде, но она его отвергла. В дальнейшем Трамп пытался найти своё место в кругах нью-йоркской буржуазии, но и здесь потерпел поражение из-за стремления к показной роскоши, примером которой стала позолоченная башня, носящая его имя. Есть все основания полагать, что он выставил свою кандидатуру на выборах для того, чтобы взять реванш над Обамой, который позволил себе унизительное высказывание в его адрес в 2011 году на ежегодном ужине с журналистами, пишущими о событиях в Белом Доме. Ведь такие люди, как Трамп, нуждаются в постоянном одобрении, хотят быть самыми лучшими, самыми влиятельными. Им комфортно лишь под восхищёнными взглядами окружающих. Стать объектом насмешек для них просто невыносимо. Я думаю, что именно в тот вечер Дональд Трамп принял решение участвовать в выборах и «выиграть». Его программа состояла из одного-единственного пункта: одержать победу. Полагаю, что своим восхождением на высший пост в государстве он обязан нарастающему индивидуализму современного общества, который позволяет легко манипулировать людьми.

Э.Б.: Какими приёмами пользуются нарциссы, чтобы удержаться у власти?

М.И.: Нередко для того, чтобы оказаться на вершине, им приходится много раз блефовать. После этого, заняв посты в министерствах, они хотят приукрасить свою биографию, чтобы оправдать получение столь высоких должностей. Позже, когда правда выходит наружу, они бывают вынуждены уйти в отставку, как, например, в Германии. Во Франции не так. Известно, что Рашида Дати[i] хвасталась дипломом, которого на самом деле у неё не было, что не помешало ей остаться на своём посту.

Э.Б.: В чём состоят слабости нарциссов?

М. И.: Наиболее разумные из них понимают, что, в сущности, их общественное положение, их статус – это замок на песке. Так что им приходится постоянно что-то себе доказывать. На протяжении некоторого времени им всё удаётся, но однажды они теряют чувство меры. Это большая проблема для любого нарцисса, которая может обернуться для него болезненным падением. Достаточно вспомнить пример Карлоса Гона. Будучи совсем молодым, он захотел стать руководителем и ушёл из компании Michelin, так как не был членом семьи её владельцев и, следовательно, не мог занять в ней высший пост. А в Renault ему это удалось. Свержение с пьедестала оказалось для него очень болезненным. Ведь он утратил чувство реальности и, подобно Королю-Солнцу, возомнил себя выше всего на свете, выше законов. Но однажды пузырь лопнул!

Э.Б.: Какова роль общества в формировании таких нарциссических натур?

М.И.: Это далеко не новое явление. Нарциссизм был присущ американскому обществу уже в 1980-х годах. Глобализация и появление социальных сетей привели к распространению этой особенности по всему миру. Однако стоит обратить внимание на некоторые нюансы. Чем больше индивидуализма в обществе, тем ярче проявляется в нём патологический нарциссизм. Например, исследования, проведённые в Германии до падения Берлинской стены, показали, что восток страны значительно меньше был отмечен патологическим нарциссизмом, чем её западные регионы. Результаты аналогичного исследования, предпринятого после воссоединения, свидетельствуют о выравнивании этого показателя. Следует отметить, что Ангеле Меркель, уроженке Восточной Германии, нарциссизм присущ намного меньше, чем, к примеру, Николя Саркози. Что же касается Путина, то здесь мы наблюдаем особый случай: это самый настоящий извращённый нарциссизм, ведь он пытается скрыть деструктивный характер своей стратегии и строит свою легенду на пропагандистских образах, представляющих его в героическом свете.

Культура общества оказывает влияние на черты характера и психический строй личности, но есть и обратная зависимость. Раньше, во времена Фрейда, общественная жизнь базировалась на запретах и принуждениях, жертвами которых становились в первую очередь женщины и сексуальная сфера. Это невротизировало людей. Сегодня же мы живём в обществе, где «всё возможно», основанном на личной свободе и отвергающим порой те ограничения, без которых свобода немыслима. Так формируются личности, нетерпимые к любым видам фрустрации: им всё доступно и должно быть доступно без промедления. Интернет только укрепляет нас в этой уверенности, ведь благодаря ему можно получить информацию в любой момент, заказать доставку покупок на дом и т.д. У нас уже нет времени на то, чтобы получить опыт разочарований.

Э.Б.: Изменилось ли что-нибудь с появлением социальных сетей?

М.И.: Социальные сети, обладающие мощным влиянием на пользователей, подталкивают их к тому, чтобы постоянно быть на виду, быть популярными. В Фейсбуке, Инстаграме и т.п. люди создают ненастоящий, идеализированный образ себя самих, корректируют фотографии. В Азии некоторые девушки прибегают к помощи пластических хирургов только для того, чтобы сгладить визуальное искажение своих лиц на селфи. Таким образом, реальность имеет меньшее значение, чем то, что принято демонстрировать окружающим. Социальные сети позволяют похвастаться своей покупательной способностью, путешествиями в экзотические страны и т.п. Пользователи фотографируют не монументы и пейзажи, а себя на фоне монументов и пейзажей. Кстати, это много раз приводило к несчастным случаям: люди погибали, пытаясь сфотографироваться в местах, в которых хотели бы запечатлеть самих себя. Как тут не вспомнить древнегреческий миф о Нарциссе, который умер от того, что слишком любил своё отражение!

Э.Б.: Какое место занимают нарциссы на рынке труда?

М.И.: Капиталистический рынок труда становится всё более требовательным: ради бесконечного повышения производительности людей подвергают всё более сильному давлению. Ключевыми словами становятся «ещё больше», «ещё быстрее», при этом расходы необходимо постоянно сокращать, и так может продолжаться бесконечно. Нельзя не отметить избыточную требовательность при отборе кандидатов на рабочее место. Предпочтение отдают самым многообещающим из них. Крупные предприятия делают ставку на «большой потенциал», то есть на сотрудников, которых заставляют проходить одно обучение за другим, давая им возможность очень быстро продвигаться по карьерной лестнице и со временем достичь «уровня «бог»». Подобно этим «избранным», работники, отдающие себя без остатка ради продвижения вперёд, соблюдения тех или иных правил и выполнения требований, рискуют перейти границы своих возможностей и стать жертвами профессионального выгорания. Таких примеров становится всё больше. Даже те, кто трудится в государственной сфере, например, в здравоохранении, испытывают на себе гнёт погони за показателями. Можно ли вообразить, чтобы работа врача или медсестры укладывалась в рамки строгого хронометража? А между тем так оно и есть, и это полностью лишает их труд подлинного смысла. Работникам мешают проявлять ум, компетентность, способность тонко чувствовать. То есть все те качества, которых так не хватает нарциссам, остаются недооценёнными.

Э.Б.: Как вы можете прокомментировать «юберизацию» трудовых отношений?

М.И.: Если речь идёт о курьере или водителе, работающем на интернет-платформе, то это, по сути, прислуга, человек, который вкалывает день и ночь и должен без промедления реагировать на заказы, но при этом имеет ложное ощущение того, что он свободен и сам себе хозяин. Такие новые формы работы в некотором смысле удовлетворяют нарциссические запросы тех, кто хочет «быть не как все», «работать больше, чтобы зарабатывать больше», не считать себя рядовым служащим. На самом же деле эти люди оказываются выброшенными из системы социального страхования и ничего не получают взамен.

Э.Б.: Возвышение нарциссов во Франции – неизбежный процесс?

М.И.: Если говорить о политике, то, похоже, наиболее высокомерные из них уже столкнулись с некоторыми разочарованиями. Я имею в виду Вокье на правом фланге и Меланшона – на левом. Нельзя не упомянуть и о Макроне, классовая ненависть к которому стала одной из причин возмущения «жёлтых жилетов». Их выступления – симптом нарастающего неравенства в обществе. Представители среднего класса заметили снижение уровня и качества жизни. Это привело их к фрустрации. Интересной особенностью этого движения является тот факт, что вполне ожидаемые в данном случае попытки мелких нарциссов взять на себя представительские функции были отвергнуты. Это свидетельствует о настоящей зрелости. Определённый успех экологов на недавних выборах объясняется, на мой взгляд, не столько нарциссизмом их лидера, сколько теми идеями, которые они выражают. И это, пожалуй, хороший знак.

Э.Б.: Можно ли предположить, что истощение жизненно важных ресурсов ограничит распространение нарциссизма?

М.И.: Необходимо отдавать себе отчёт в происходящем. Ограничения, которые обусловлены потеплением климата и прочими пагубными процессами, представляющими угрозу для человечества, в последнее время становятся всё более ощутимыми. «Общественный» образ мыслей скоро станет насущной необходимостью. Мне доводилось общаться с молодыми людьми, выпускниками престижных вузов (а они, на мой взгляд, есть не что иное как фабрики по производству нарциссов), которые восстают против навязываемой им системы, направленной на формирование элиты. Они хотят иметь семью, свободное время, а также работу, которая была бы полезной для общества и способствовала бы сохранению экологического равновесия, пусть даже и не приносила бы огромных доходов. Группа молодых людей из Высшей политехнической школы решила даже заявить руководству крупнейших корпораций о своём нежелании работать в этих компаниях до тех пор, пока те не пересмотрят своё отношение к окружающей среде и социальным вопросам. Я радуюсь, когда вижу, что в США приходят на высокие посты молодые женщины, представительницы меньшинств. Борьба молодёжи за сохранение климата также внушает оптимизм. Эти люди думают о будущем и хотят придать смысл своему существованию.

 

[i] Министр юстиции Франции с 2007 по 2009 гг. – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код