Maкс Ауб «в изгнании»

Жозеф Андра

Сегодняшняя статья посвящена Максу Аубу, отправленному правительством Виши в алжирский концлагерь.

Кажется, что в 40 лет уместился целый век, и вот уже Старый Континент забыл о военных траншеях, оказавшись под властью тиранов. Лекерика, посол Испании, выходец из кругов промышленной буржуазии, представляет в Париже режим Франко; его коллега, сын земледельца, Анри-Филипп Петен, представляет в Париже III Республику. Через два года Лекерика получит из рук Петена Орден почётного легиона. А пока он просто направил в Министерство иностранных дел доклад, подготовленный на основе анонимного сообщения, о том, что некий «уроженец Германии» («еврей») по имени Макс Ауб, «натурализовавшийся в Испании с согласия правительства красных во время гражданской войны», «коммунист, известный своими опасными  действиями», в настоящее время проживает на территории Франции. Сотрудники МИД уведомили об этом Петена, и 5 апреля 1940 г. полиция ворвалась в дом к писателю, который, скрываясь, жил в столице Франции. (Через два месяца Париж будет объявлен «открытым городом»).[i]

Нельзя не отметить «отличную» работу дипломатического корпуса при режиме Франко. В одном сообщении допущены три ошибки: Ауб не был немцем (он родился во Франции в семье немецких евреев); он получил испанское гражданство не в годы конфликта, а в начале1920-х годов, после того, как его семья уехала из Франции,охваченной войной; и он был не коммунистом, а социалистом. Несмотря на все опасности, Ауб работал над кинематографической постановкой романа Мальро «Надежда», а также, будучи атташе по культуре, поручил Пикассо создать фреску, которая представилабы все краски республиканской Испании на Международной выставке 1937 г. (так появилась «Герника»). Однако следует отдать должное французской полиции: она быстро нашла нужного человека.

Незадолго до своего 37-летия Ауб был доставлен на стадион Ролан-Гарос, где в то время размещался транзитный лагерь для иностранцев, чьё присутствие в стране было нежелательно. Месяцспустя его перевели в Арьеж, в концлагерь под названием «Ле-Верне», в котором содержались высланные испанские республиканцы. Позже Ауб был помещён под домашний арест в Марселе, через семь месяцев заключён в тюрьму в Ницце, а зимой 1941 г. депортирован в Алжир (в это время немецкие войска пытались взять Москву). «У нас нет ни гроша. (…) Что же нам делать? (…) Писать и ждать», – записал Ауб, автор «Стихов на каждый день» в своём дневнике, который он вёл, живя в мансарде в Париже.

Лагерь (или «центр пребывания под надзором») находился к югу от столицы Алжира, в пяти часах езды от неё. Он располагался на высоте более 1000 метров недалеко от деревни Эль-Джельфа и был одним из девяти концлагерей, созданных в этой стране, которая к тому времени уже около ста лет являлась колонией. Высокие плоскогорья, где температура воздуха достигала +50 градусов летом и -15 зимой, колючая проволока под напряжением и пулемёты... Хронические диареи, эпидемии тифа, водянка и туберкулёз... Где-то там, далеко, правительство Виши только что сообщило о лишении полномочий депутатов-евреев... Здесь же основную массу пленных составляли испанские беженцы, коммунисты, участники движения Сопротивления, евреи и антифашисты... Позже станет известно, что их было около двух с половиной тысяч человек. Выживут менее трети из них... «Пусть же он сдохнет, тот, кто создал / В Северной Африке этот ад», – с горечью напишет потом Макс Ауб.

«Находясь в лагере, я пытался простыми словами описать то, что происходило вокруг, и у меня родились стихи. Ведь стихи – самая откровенная форма самовыражения. (…) Это примитивная поэзия, вынужденная поэзия, поэзия поневоле»... Ауб писал о поверженной, побеждённой, измученной и почти исчезнувшей Испании, сравнивая её с водой, с морем, говоря о том, что на страну опустился «мрак безнадёжности». Читая его произведения, мы словно видим истощённых пленников и занесённый над ними хлыст сержанта. Это история о терпении, выносливости, об отказе капитулировать. «Мы выдержим», – обещает он. «Потерпи,товарищ, завтра / Завтра будет новый день, – повторяет поэт. - Пусть будет бескрайней эта пустыня, / Никто не заставит насзамолчать». Есть его фотография, где на нас смотрит высоколобый человек с мрачным взглядом из-под толстых стёкол очков, с сигаретой, зажатой в уголке губ. Макс Ауб. Он стоит на высохшей земле, засунув руки в карманы, его фигура выражает уверенность и силу.

Благодаря помощи одного чиновника, сторонника идей де Голля, а также своим знакомствам в консульстве, Ауб сумел «более или менее тайно» покинуть лагерь 18 мая 1942 г. За шесть дней до этого Лаваль предложил одному из германских министров отправить французских пленных на восстановление заводов Рейха. «Возможно, им я обязан жизнью, – говорил Макс Ауб о своих стихах, написанных в Алжире, находясь в изгнании в Мексике, третьем и последнем. - Они рождались во мне и давали мне силы на то,чтобы бороться на следующий день».

Макс Ауб скончался 22 июля 1972 года в Мехико, спустя тридцать лет после тех событий.

 

[i] То есть, городом, сдавшимся без боя – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код