Как Шагал, Эль Лисицкий и Малевич создали русский авангард

Жанн Ютен

В Париже в Центре Помпиду проходит уникальная выставка 250 работ русского авангарда, созданных в период с 1918 по 1922 гг., во время которого в Витебске, вдали от российских мегаполисов, писались страницы мировой истории искусства.

В 1914 году Шагал ненадолго (как он считал) приезжает в Россию. Но из-за начала Первой мировой войны он не смог вернуться в Париж, и ему пришлось задержаться Витебске (родной город Шагала, ныне находится на территории современной Беларуси), вдали от таких крупных городов, как Петроград или Москва.

События, произошедшие в России в 1917 году, открыли художникам-авангардистам огромное пространство для деятельности. После ликвидации в марте 1917 года всех форм национальной и религиозной дискриминации, Шагал получил статус полноправного российского гражданина. Художник не был широко известен своей политической деятельностью, но обратил на себя пристальное внимание во времена большевистской революции. В 1918 году Шагал был назначен комиссаром искусств Витебска, и именно в этом небольшом и душевном городе, где проживало много еврейских семей, сложились условия для творческой свободы – уникальное явление, которое подарит России великих художников.

Первое задание Шагала состояло в создании городских декораций для празднования первого дня рождения революции. На выставке представлены свидетельства о масштабах этой творческой эйфории: транспаранты, плакаты, гигантские фигуры украшали фасады домов. В своей автобиографии, Шагал вспоминает этот период: «Повсюду в городе висели разноцветные фигуры зверей, колыхавшиеся под ветром революции. Рабочие проходили мимо и пели «Интернационал». Начальство, комиссары, были, кажется, не так довольны (...): «Какое отношение [звери] имеют к Марксу и Ленину?»» Но это не помешало художнику полностью погрузиться в живопись. Он изображает на холсте своё супружеское счастье. Например, в «Двойном портрете с бокалом вина», где счастливые молодожёны возвышаются над Витебском, а архитектура города разворачивается у них под ногами.

Между абстракционистами и сторонниками фигуративного искусства.

В период Гражданской войны большевики занимались масштабным реформированием общества. Шагал получил полную свободу действий и в январе 1919 года открыл в здании частной гостиницы, конфискованной у банкира, Народное художественное училище. В нём обучалось сто двадцать учеников, в основном сыновья рабочих евреев. Сюда были приглашены преподаватели, относившиеся к самым разным художественным направлениям, ведь Шагал верил в возможность сосуществования под единым знаменем «революционного искусства» всех школ живописи, какими бы разными они не были. Что предполагало и наличие представителей «пролетарской живописи», которая сама по себе была естественно революционной. Но как привить такие идеи 16-летним ученикам, которым нужно было объяснить правила и показать примеры, когда среди преподавателей царило несогласие? В стенах заведения разгорелись дискуссии между приверженцами абстракционизма и сторонниками фигуративного искусства.

С приходом в мае 1919 года Эль Лисицкого, а в ноябре того же года - Малевича, в Витебске последовательно утверждается супрематизм, близкий к кубизму и конструктивизму. Это художественное движение, отрицающее реальность форм и стремящееся достичь утопического мира, в котором отсутствуют предметы, быстро создало внутренние противоречия в школе. Ученики забрасывали занятия, предпочитая слушать более харизматичного Малевича. В итоге обиженный Шагал в 1920 году покинул училище. Супрематизм стал единственным хозяином и в творческом безумии захватил все преподаваемые дисциплины. Именно в Витебске появился пропагандистский плакат Эля Лисицкого «Клином красным бей белых», на котором геометрические формы образуют карту гражданской войны, напоминая о том, что происходит недалеко отсюда на линии фронта.

Политический климат ужесточается.

В 1920 году под влиянием Малевича в Училище создаётся коллектив художников: «Уновис» – акроним, буквально обозначающий «Утвердители нового искусства». Члены этой группы хотели распространить своё творчество на все области социального мира. Они собирались постепенно украсить весь город работами в жанре супрематизма: фасады жилых домов, трамваи, магазины, декорации театров... Что совершенно не понравилось местным властям, которые всё больше и больше критиковали абстрактное искусство и в 1921 году прекратили финансирование училища. Политический климат менялся в сторону ужесточения. Советские власти начали отдаляться от художественных течений, напрямую не служащих интересам партии. Лисицкий отправился в Германию, где начал развивать свои ПРОУНы,создавая на них иллюзию третьего измерения. Существовавшие в Витебске условия художественной свободы окончательно исчезли в 1922 году. Русский авангард оказался раздробленным. Власти набрали новых преподавателей, а училище начало обучение, основанное на принципах социалистического реализма. Витебск, бывший большой художественной революционной лабораторией, ушёл в небытие.

Выставка «Шагал, Лисцкий, Малевич. Русский авангард в Витебске (1918-1922)», Центр Помпиду, продлится до 16 июля.

 

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ