Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Как Шагал, Эль Лисицкий и Малевич создали русский авангард

Жанн Ютен

В Париже в Центре Помпиду проходит уникальная выставка 250 работ русского авангарда, созданных в период с 1918 по 1922 гг., во время которого в Витебске, вдали от российских мегаполисов, писались страницы мировой истории искусства.

В 1914 году Шагал ненадолго (как он считал) приезжает в Россию. Но из-за начала Первой мировой войны он не смог вернуться в Париж, и ему пришлось задержаться Витебске (родной город Шагала, ныне находится на территории современной Беларуси), вдали от таких крупных городов, как Петроград или Москва.

События, произошедшие в России в 1917 году, открыли художникам-авангардистам огромное пространство для деятельности. После ликвидации в марте 1917 года всех форм национальной и религиозной дискриминации, Шагал получил статус полноправного российского гражданина. Художник не был широко известен своей политической деятельностью, но обратил на себя пристальное внимание во времена большевистской революции. В 1918 году Шагал был назначен комиссаром искусств Витебска, и именно в этом небольшом и душевном городе, где проживало много еврейских семей, сложились условия для творческой свободы – уникальное явление, которое подарит России великих художников.

Первое задание Шагала состояло в создании городских декораций для празднования первого дня рождения революции. На выставке представлены свидетельства о масштабах этой творческой эйфории: транспаранты, плакаты, гигантские фигуры украшали фасады домов. В своей автобиографии, Шагал вспоминает этот период: «Повсюду в городе висели разноцветные фигуры зверей, колыхавшиеся под ветром революции. Рабочие проходили мимо и пели «Интернационал». Начальство, комиссары, были, кажется, не так довольны (...): «Какое отношение [звери] имеют к Марксу и Ленину?»» Но это не помешало художнику полностью погрузиться в живопись. Он изображает на холсте своё супружеское счастье. Например, в «Двойном портрете с бокалом вина», где счастливые молодожёны возвышаются над Витебском, а архитектура города разворачивается у них под ногами.

Между абстракционистами и сторонниками фигуративного искусства.

В период Гражданской войны большевики занимались масштабным реформированием общества. Шагал получил полную свободу действий и в январе 1919 года открыл в здании частной гостиницы, конфискованной у банкира, Народное художественное училище. В нём обучалось сто двадцать учеников, в основном сыновья рабочих евреев. Сюда были приглашены преподаватели, относившиеся к самым разным художественным направлениям, ведь Шагал верил в возможность сосуществования под единым знаменем «революционного искусства» всех школ живописи, какими бы разными они не были. Что предполагало и наличие представителей «пролетарской живописи», которая сама по себе была естественно революционной. Но как привить такие идеи 16-летним ученикам, которым нужно было объяснить правила и показать примеры, когда среди преподавателей царило несогласие? В стенах заведения разгорелись дискуссии между приверженцами абстракционизма и сторонниками фигуративного искусства.

С приходом в мае 1919 года Эль Лисицкого, а в ноябре того же года - Малевича, в Витебске последовательно утверждается супрематизм, близкий к кубизму и конструктивизму. Это художественное движение, отрицающее реальность форм и стремящееся достичь утопического мира, в котором отсутствуют предметы, быстро создало внутренние противоречия в школе. Ученики забрасывали занятия, предпочитая слушать более харизматичного Малевича. В итоге обиженный Шагал в 1920 году покинул училище. Супрематизм стал единственным хозяином и в творческом безумии захватил все преподаваемые дисциплины. Именно в Витебске появился пропагандистский плакат Эля Лисицкого «Клином красным бей белых», на котором геометрические формы образуют карту гражданской войны, напоминая о том, что происходит недалеко отсюда на линии фронта.

Политический климат ужесточается.

В 1920 году под влиянием Малевича в Училище создаётся коллектив художников: «Уновис» – акроним, буквально обозначающий «Утвердители нового искусства». Члены этой группы хотели распространить своё творчество на все области социального мира. Они собирались постепенно украсить весь город работами в жанре супрематизма: фасады жилых домов, трамваи, магазины, декорации театров... Что совершенно не понравилось местным властям, которые всё больше и больше критиковали абстрактное искусство и в 1921 году прекратили финансирование училища. Политический климат менялся в сторону ужесточения. Советские власти начали отдаляться от художественных течений, напрямую не служащих интересам партии. Лисицкий отправился в Германию, где начал развивать свои ПРОУНы,создавая на них иллюзию третьего измерения. Существовавшие в Витебске условия художественной свободы окончательно исчезли в 1922 году. Русский авангард оказался раздробленным. Власти набрали новых преподавателей, а училище начало обучение, основанное на принципах социалистического реализма. Витебск, бывший большой художественной революционной лабораторией, ушёл в небытие.

Выставка «Шагал, Лисцкий, Малевич. Русский авангард в Витебске (1918-1922)», Центр Помпиду, продлится до 16 июля.

 

Добавить комментарий


Обновить Защитный код