Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

ЖИЗНЬ С ЭМИГРАНТАМИ

Бесспорно, удачная версия пьесы польского диссидента Славомира Мрожека "Эмигранты" на редкость актуальна сегодня.

Вне всякого сомнения, это театральный успех, заслуживающий внимания. Имер Кутловци, родившийся в Косово в 1977 году, представил свою версию "Эмигрантов" – одной из ключевых пьес польского драматурга Славомира Мрожека, вынужденного в 1963 году отправиться в изгнание во Францию, спасаясь от репрессий тоталитарного режима, о котором он не переставал писать. Мрожека поддержал Лоран Терзиефф, во многом благодаря которому работы драматурга получили известность.

В маленьком зале "Театра Рен Бланш" зрителю открывается бедно обставленная комната с различным хламом, создаётся ощущение вторжения в личное пространство, уязвимое и хрупкое. Две узкие койки, как в лагере, где чаще несут вахту, чем спят; стол, несколько безделушек. И двое мужчин, братья по несчастью как в стране, из которой они бежали, так и в той, в которой искали убежища. У них нет имён, они просто "эмигранты".

АВТОР, ПОСТАНОВЩИК И АКТЁРЫ РОДОМ ИЗ ПОЛЬШИ, КОСОВО, САРАЕВО И РОССИИ

Два блистательных актера - Мирза Халилович из Сараево и Григорий Мануков, выпускник Школы-студии МХАТ,-перевоплощаются в этих архитипических персонажей с удивительной тонкостью и точностью. Их звонкий акцент придаёт особую текстуру словам. Ведь эмигрант-это прежде всего тот самый отпечаток родного языка, неизбежно накладывающийся на язык "приёмный". Это также прошлая жизнь, детство, столь непохожие на суровое настоящее. Мирза оставил на родине жену и детей. Он копит с большим трудом заработанные деньги и прячет их в плюшевую игрушку, лишая себя всего. Доходит до того, что он питается консервами для собак.

Это возмущает Григория, интеллектуала и политического оппозиционера, и, не выдержав, он высказывает всё своему товарищу, словно боксёр, идущий на контакт. Пьеса, написанная в 1970-х годах (опубликована в издательстве L'Arche в переводе Габриэля Меретика), одновременно минималистична и насыщенна, метафорическая и философская, циничная и смешная. В этом невероятном диалоге, разворачивающемся долгой ночью в канун Рождества, становится очевидно, что между интеллектуалом, посвятившим себя мечтам о книге, которую он никак не может написать, и рабочим, мечтающим накопить денег, ментальная пропасть непреодолима. Их вопросы о смысле жизни, их идеи обращены к каждому из зрителей. Это театр абсурда и жестокости, где смех – главная движущая сила в контексте дистанции и разрыва двух людей, живущих в одном пространстве, совершенно не зная друг друга. Они одновременно и любят, и ненавидят друг друга. Глубокое одиночество – вот та связь, что сближает их. Враги-братья, объединённые своей оторванностью от родных стран. "Моя задача – избавиться по ходу пьесы от слова "эмигранты" и от всех стереотипов, с ним связанных. Мы не намереваемся решать проблему мигрантов, мы просто задаём вопросы. Я не согласен с сегодняшней ситуацией, когда мигранты воспринимаются как проблема. С ними просто нужно научиться жить. Театр – глас народа", – говорит Имер Кутловци.

 

 

 

 

Марина да Сильва

Добавить комментарий


Обновить Защитный код