Путешествие в зону не-отчуждения

Латифа Мадани

Сделанные фотографии и написанная музыка рассказывают о его впечатлениях от этой поездки и о том, каковы последствия от взрывов французских атомных бомб. 

«Зачем ты туда едешь? Там только одни облучённые», - говорили ему в кафе в г. Оран. Несмотря на это, с 2017 по 2018 гг. Грегори Даржан нанёс три визита в город Регган, находящийся в алжирской Сахаре – земле, где с 1960 по 1966 гг. Франция проводила испытания ядерного оружия. Он поехал один, с рюкзаком за спиной, с плёночным фотоаппаратом через плечо, везя в карманах кассеты с черно-белой плёнкой.

Зачем? В какой момент музыкант захотел попасть туда, куда никто не ходит, - в зону, некогда отмеченную французским МИДом в качестве территорий для ядерных испытаний? Всё началось шесть лет тому назад, когда Грегори случайно услышал по радио одну передачу. Из неё он узнал, что Франция проводила ядерные испытания в Алжире, одно из которых даже вызвало обрушение горы. (Этот подземный взрыв произошёл 1мая 1962 года и вошёл в историю под кодовым названием «Берил».)

Гора – это один из самых древних объектов на планете. Через пустыню проходил путь одного из самых древних кочевых народов. Из-за испытаний эти люди получили дозу радиации, кстати, также, как и находившиеся там призывники французы. Что осталось на месте, где расщепилось атомное ядро? Что стало с людьми?» - думал музыкант.

Грегори на время стал фотографом для того, чтобы запечатлеть последствия «безумного человеческого могущества». Он воссоздаёт впечатления от увиденного в своём музыкальном и фотографическом произведении под названием «Н». ««H» – это первая буква в словах «преследуемый» (hante), ), «водородная бомба» (bombe H), «наследственность» (he), re), dite) …», - говорит он. Грегори слышал раньше об испытаниях на Муруроа,[i] но ничего не знал о тех, что проводились в Сахаре, хотя Сахара – это знакомый ему регион, откуда он черпал вдохновение. «Я играю на уде. И пусть я вырос в казарме в Германии, я - сын, внук и племянник французских военных, прошедших через Алжир, - этот военный период остаётся нашей семейной тайной. Наверное, этим и объясняется мой интерес. Я хотел сфотографировать жизнь в эпицентре ядерных взрывов, найти в это отклики, связанные с моей собственной историей. Но в пути я понял, что проделал эти 3 000 километров не только для того, чтобы говорить о взрывах», - рассказывает Грегори. В городах Регган и Ин-Эккер, которые находятся недалеко от Таманрассета, он слушал рассказы уцелевших жителей и их детей, вспоминавших о выраставших в открытом небе грибах и том, как эти взрывы пробивали стены. «Ослепляющий свет против наследия тишины».

«Путешествия по Сахаре не похожи ни на одну из моих поездок, - рассказывает Грегори Даржан. Передвигаясь от Адрара до Реггана, он постоянно фотографировал: в транспорте, в своей комнате, в одиночестве, во время бессонных ночей... «Я гнался за светом и часто делал фотографии, стоя лицом к солнцу. Я выбрал плёночный фотоаппарат отчасти потому, что фотографии сразу увидеть невозможно. Но них смотришь позднее, со стороны,» - вспоминает музыкант.

Регган в его описании – это  «совсем небольшой городок в глубине Сахары, в котором ты отчётливо ощущаешь, что находишься на краю пути». Там Грегори «приняли очень радушно». Даржан беседовал со «старожилами», которые были рады возможности поговорить по-французски. Он слушал их «сюрреалистические рассказы». Хадж Хамади, один из уцелевших, с которым Грегори каждый вечер наслаждался чаем, рассказывал ему о ядерных грибах, как о «фейерверке, пробивающем небо и стены».

Даржан встретился с людьми из ассоциации «За признание факта проведения ядерных испытаний». Они отмечают увеличение числа случаев онкологических заболеваний и пороков развития кровеносной системы, а также трудности у женщин в прохождении родов естественным путём. Члены ассоциации борются за установление причинно-следственной связи между испытаниями и болезнями. Вернувшись во Францию, Грегори Даржан поддерживает контакт с участниками Ассоциации ветеранов ядерных испытаний («Aven»). Судьбы «многих молодых призывников, некоторым из которых едва исполнилось 18 лет, оказались сломаны. Через несколько часов после испытаний в одних только ватных комбинезонах их отправили расчищать обломки и брать пробы. Спустя два месяца у некоторых из них впали носы, люди лысели. Есть, правда, те, с которыми ничего не случилось, но их дети родились со врожденными пороками».

«Запретная» история.

«Мой проект художественный, а не документальный», - настаивает Грегори Даржан. Он чувствует, что на нём лежит неотложная обязанность предать гласности этот эпизод «запретной» истории, о котором не знают многие люди его поколения: «Взрывы в Сахаре является частью нашей современной истории. Мы никогда не сможем вернуться назад, но мы должны свободно об этом говорить и исправлять это». Там, в алжирской Сахаре, он не встретил ни одного неодобрительного взгляда и не услышал ни одного упрёка. Ему всего лишь дали понять, что Франция должна признать факт проведения ядерных испытаний и свою ответственность за это.

Эклектичный художник.

Грегори Даржан является основателем и руководителем музыкальных коллективов «Hijaz’Car» и «Electrik Gem». В соавторстве с Давидом Бабаном (Babx) он написал музыку для первых трёх альбомов певицы Урии Аиши и работал над альбомами таких певиц, как L (Рафаэль Ланнадер) и Камелия Джордана. Грегори пишет музыку для танцев, театра, кино и активно участвует в многочисленных проектах по импровизационной музыке. Его одиночные путешествия в Алжир дали рождение проекту «H», в котором изображения и музыка объединены и оформлены в виде CD и фотоальбома. В ноябре этого года Грегори Даржан выпустил каталог фотографий, а также альбом с импровизационной музыкой, созданный совместно с Анилом Эраcланом (виолончель) и Вассимом Халялем (ударные), работающими в стиле «free jazz». Фотографии можно увидеть на коллективной выставке «Мечта о движении», которая будет проходить с 11 по 27января 2019 года в «Atelier Gustave» (Париж).

 

[i] Муруроа - атолл в южной части Тихого океана, входит в состав Французской Полинезии. В период с 1966 по 1996 гг. на Муруроа проведено 181 ядерное испытание, как подземное, так и атмосферное – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код