Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Порочные банковские кредиты.

Пьерик Марисаль

Прошло одиннадцать лет после кризиса 2008 года, а положение европейских банков по-прежнему остаётся шатким: накапливаются непогашенные кредиты, акционеры требуют более высоких дивидендов, неизвестно куда уходят прибыли и миллиарды евро из бюджета.

Когда говорят о проблемах в банковском секторе, то, как правило, имеют в виду только планы увольнений, которые реализуются один за другим, по привычной схеме. Однако результаты многочисленных исследований, опубликованные в последние время, свидетельствуют о том, что корни кризиса уходят намного глубже.

1. Просроченные задолженности никуда не исчезли.

Европейские банки по-прежнему отягощены последствиями выдачи «сомнительных» или «неликвидных» кредитов. За этим эвфемизмом скрываются задолженности, которые никогда не будут возвращены. Объём бесперспективных кредитов в банках Франции достигает 124 миллиардов евро (по этому показателю она занимает второе место после Италии, существенно опережая Грецию и Великобританию), а общая сумма просроченных задолженностей в Европе составляет 636 миллиардов евро.

Такие данные содержатся в опубликованном на прошлой неделе исследовании аудиторской компании «Deloitte», авторы которого опираются на информацию Европейского банковского управления. Особенно непростая ситуация сложилась в банке BNP, которому придётся поставить крест на 4,3 % от объёма выданных им кредитов, то есть на 34 миллиардах евро. Это более половины от той суммы, которая была зафиксирована в BNP в разгар кризиса 2008 года.

Ожидалось, что стратегия поддержания очень низкой, если не отрицательной, процентной ставки, разработанная Европейским центральным банком (ЕЦБ), поможет финансовым учреждениям избавиться от сомнительных кредитов с минимальными потерями. Однако банки предпочли обратить долговые обязательства в ценные бумаги, разделить их на части и предложить клиентам в рамках новых финансовых продуктов. Для чего недавно в Европе была создана вторичная электронная торговая площадка. Аналогичная последовательность действий привела к кризису 2008 года…

2. Каждый третий банк под угрозой.

«354 банка, расположенных главным образом в Западной Европе и Азии, имеют аномально низкую рентабельность, - сообщили на прошлой неделе эксперты компании «McKinsey». - Эти финансово-кредитные учреждения настолько слабы, что могут не выдержать изменений конъюнктуры. Перспективы тоже не радуют: по данным ОЭСР, в 2019 году показатели роста по всему миру будут самыми низкими со времён кризиса 2008 года». Банки винят в происходящем политику ЕЦБ: из-за низкой процентной ставки частные займы (например, суверенные долги) почти не приносят прибыли. Это может подтолкнуть кредитно-финансовые учреждения к рискованным шагам, то есть к очередному витку опасного кредитования.

«Долгосрочная политика низких ставок вызывает немало вопросов, – отмечает Валери Лефевр-Осман, генеральный секретарь профсоюзного отделения ВКТ, объединяющего сотрудников банковских учреждений и страховых компаний. – Но проблема заключается в том, что для акционеров рентабельность стала недостаточно высокой, хотя их дивиденды продолжают расти». Банк Франции винит в сложившейся ситуации интернет-банки, поскольку «они предлагают чрезвычайно выгодные условия, несмотря на то, что большинство из них функционирует в режиме дефицита, и тем самым оказывают давление, вынуждая снижать ставки».

Традиционные банки видят выход в повышении комиссий. В связи с этим журнал «60 миллионов пользователей» в прошлый четверг упрекнул французские кредитно-финансовые учреждения в неисполнении обязательств: в декабре 2018 года в ответ на просьбу президента страны, которая, в свою очередь, стала итогом выступлений «жёлтых жилетов», банки пообещали не поднимать выше 25 евро в месяц размер комиссионных платежей за просрочку выплат для клиентов, имеющих большие задолженности или низкие доходы. «Однако это ограничение не коснулось абсолютного большинства клиентов, которым очень нелегко вносить пени за просрочку платежей», – пишет журналист этого издания, который провёл ряд проверок и убедился в том, что ситуация «выглядит удручающе».

3. Помощь акционерам от государства.

А между тем с 2014 года банки пользуются поддержкой из государственного бюджета. По договору об ответственности, предусматривающему уменьшение отчислений в фонд поддержки семьи и в фонд заработной платы, а также различные льготы по налогам на прибыль организаций, учреждения финансовой сферы получили 14 миллиардов евро. «Около 10 миллиардов евро приходится на банки и 4 миллиарда – на страховые компании. И все эти средства направляются не столько на поддержание занятости, сколько в доход акционеров», – поясняет Люк Матьё, генеральный секретарь профсоюза ФДКТ в банковской сфере. По заказу этого профсоюза три экспертных агентства провели исследование влияния, которое оказала на финансовый сектор реализация договора об ответственности. «Если говорить о крупнейших банковских холдингах (BNP, Societe generale, Credit agricole и Natixis), то за период с 2013 по 2018 годы их дивиденды выросли более чем в два раза: с 3,6 до 8,9 миллиардов евро», – отмечает Люк Матьё. Это очень существенные суммы, тем более что, с учётом налогового вычета на обеспечение конкурентоспособности и занятости, они дают возможность снизить на 10,6 % «затраты» на фонд заработной платы в этих банках.

По прогнозам экспертных агентств, если ситуация не изменится, то за период с 2019 по 2022 годы банковский сектор получит подарок на сумму 9,6 миллиардов евро. «Если бы они при этом хотя бы выполняли свои обязательства…» – вздыхает Люк Матьё. В обмен на эти миллиарды банки выдвинули шестнадцать предложений, касающихся занятости, подготовки кадров и профессионального равенства, но выполнили всего три из них.

4. Произвол по отношению к сотрудникам.

При заключении договора об ответственности банки взяли на себя обязательство создать 40 000 рабочих мест, однако за пять лет общее их число в кредитно-финансовых учреждениях Франции сократилось. Недавно были обнародованы несколько программ сокращения персонала. «Банки открыто используют в качестве предлога для реструктуризации низкую процентную ставку и уменьшение прибылей», – возмущается Люк Матьё. В октябре BNP Paribas Asset Management объявил о сокращении 100 рабочих мест в своих парижских отделениях. Незадолго до этого банк BP2S, ещё один филиал BNP, сообщил о намерении сократить 500 рабочих мест к 2021 году.

То же самое происходит и в банке Societe generale: в апреле этого года его руководство объявило о планах по сокращению 1 600 рабочих мест в клиентских офисах банка, а в конце сентября оно уведомило представителей трудового коллектива о том, что к 2023 году будут сокращены ещё 530 мест. «Банки применяют разные методы: расторжение трудового договора с коллективом или внедрение плана оптимизации, – объясняет Валери Лефевр-Осман. – Некоторые из них делают ставку на «естественное увольнение сотрудников», и я настаиваю на том, что это выражение следует заключать в кавычки. Мы всё чаще сталкиваемся со случаями увольнения людей за профессиональную непригодность или нарушения. При этом сотрудники всё активнее прибегают к оспариванию таких решений, поскольку работодатели не всегда применяют соразмерные меры, и увольняют человека при первой же допущенной им оплошности».

5. Проблемы с регулированием банковской сферы.

«В последние годы кредитно-финансовые учреждения потратили около 4,5 миллиардов евро на то, чтобы затруднить регулирование их деятельности государственными органами власти», - сообщили в начале октября эксперты МВФ. «Во всём мире расходы на лоббирование в этой сфере выше, чем в какой-либо другой отрасли. И пока большинство законопроектов, недостаточно ограничивающих деятельность банков, получают одобрение, ни один проект всестороннего регулирования этого сектора экономики так и не был поддержан», - сказано в докладе МВФ. В этом документе подчёркивается, что банки, особенно активно лоббирующие свои интересы, отличаются склонностью к рискованным операциям и чаще сталкиваются с кризисами, но зато потом получают самые щедрые дотации от государства.

Эксперты международной организации обращают также внимание на так называемый принцип «вращающихся дверей», примером которого является фигура Франсуа Виллеруа де Гало, высокопоставленного государственного чиновника, занявшего пост в руководстве BNP, а затем ставшего управляющим Банка Франции. «У Французской банковской федерации есть офис в Брюсселе, а у нас нет, – с иронией говорит генеральный секретарь отделения ВКТ, объединяющего банковских работников. – Например, для того, чтобы решить вопрос о банковских комиссиях для самых уязвимых категорий населения, мы встречались с представителями правительства, Национальной ассамблеи, Сената и т.п. А всего два месяца спустя Брюно Ле Мэр не нашёл ничего лучше, чем заявить: «В этом вопросе мы доверимся банкам». Результат такого отношения нам сегодня известен».

Добавить комментарий


Обновить Защитный код