Компании «Renault» И «General Electric» как символы деиндустриализации Франции.

Лоан Нгуен

Решается вопрос о слиянии компаний «Renault» и «Fiat», хотя больше похоже на поглощение исторического гиганта французской автомобильной отрасли.  А компания «General Electric» в очередной раз умывает руки и не собирается решать проблемы на заводе в Бельфоре. Тем временем французское правительство спокойно наблюдает со стороны за происходящей в стране деиндустриализацией.

Судя по всему первыми, кто пострадает от политики, проводимой Эммануэлем Макроном в сфере промышленности, будут компания «Renault» и завод в Бельфоре. Предполагаемое слияние «Renault» с «Fiat-Chrysler» (FCA) обернётся сокращением доли государства в уставном капитале этой фирмы с 15 % до 7,5 %. Наглядная демонстрация того, что автопроизводитель не собирается отвечать за свои предыдущие действия, что, впрочем, было более-менее очевидно в последние несколько лет. Второй жертвой может стать предприятие энергетической отрасли. И здесь интересен следующий факт: компания «General Electric» объявила вчера о сокращении 1 050 рабочих мест на своём заводе по производству газотурбинного оборудования в Бельфоре.

Среди автопроизводителей есть тенденция к созданию гигантских концернов. Так и руководство «Renault» сделало ещё один шаг в этом направлении, заявив сразу после заседания совета директоров в минувший понедельник о возможности слияния компании с холдингом «Fiat-Chrysler». Цель проекта – закрепиться на третьей строчке мирового рейтинга автопроизводителей и на первом месте среди их объединений, ведь альянс «Renault», «Nissan» и «Mitsubishi» намерен довести совокупный объём производства до 15 миллионов автомобилей. На первый взгляд такое объединение капиталов действительно могло бы укрепить позиции группы. Отделение профсоюза «Французская демократическая конфедерация труда» (ФДКТ) в компании «Renault» вчера одобрило эту инициативу, объявив, что она открывает «новые возможности для предприятия и альянса в целом».

А вот руководство «Всеобщей конфедерации труда» (ВКТ) обеспокоено происходящим. В пресс-релизе ВКТ высказывается предположение о том, что ежегодная дополнительная прибыль от слияния компаний в размере 5 миллиардов евро может обернуться неприемлемыми социальными последствиями. При этом не стоит забывать, что для достижения нынешнего уровня потребовалось восемнадцать лет совместной работы «Renault» и «Nissan». С промышленной и финансовой точек зрения слияние будет выгодно скорее компании «Fiat», чем «Renault». В 2018 году эти компании вышли на одинаковый уровень доходности (около 3 миллиардов евро), но следует отметить, что итальянский автопроизводитель страдает от постоянного недостатка инвестиций и отсутствия стратегии по производству электромобилей, что может дорого обойтись ему в условиях ужесточения требований ЕС к уменьшению выбросов СО2. Компания «Renault» уже вложила немалые суммы в развитие технологий и мощностей для производства электромобилей, и в случае слияния концерн FCA просто воспользуется плодами её усилий. Проанализировав изменения в уставном капитале, которые станут следствием партнёрства между «Renault» и «Fiat», представители ВКТ заявили, что запланированная операция напоминает скорее поглощение, а не слияние. «С акционерной точки зрения, в случае объединения компаний семья Аньелли (владелец холдинга «Exor NV») не только пополнит свою казну на определённую сумму, но и станет мажоритарным акционером, то есть получит около 20 % акций. При этом доля каждого мажоритарного акционера «Renault» не превысит 10 %. Французское государство будет иметь не более 7,5 % в уставном капитале и не сохранит за собой «блокирующее меньшинство»», – предупреждает руководство ВКТ, вновь обращаясь к французским властям с призывом формировать промышленную политику государства «с учётом интересов автомобилестроительной отрасли в целом». На вчерашней встрече с представителем правительства депутаты Себастьен Жюмель (ФКП) и Оливье Марлей («Республиканцы») обратили внимание своего собеседника на этот аспект.

Есть ещё одно обстоятельство: недавно альянсу удалось избежать катастрофы, спровоцированной скандалом вокруг Карлоса Гона, одного из руководителей холдинга «Renault-Nissan-Mitsubishi», обвинённого в финансовых махинациях, а слияние с «Fiat» может окончательно оттеснить на второй план компанию «Nissan», давнего партнёра «Renault». Вместе с уменьшением влияния французского государства в новом объединении «Renault-Fiat-Chrysler», доля японского автопроизводителя, которому на основании акционерного соглашения сейчас принадлежит 15 % капитала «Renault», снизится до 7,5 %, тогда как тандем «Renault-FCA» тем не менее будет владеть 43 % акций Nissan.

Руководство «General Electric» на днях сообщило о сокращении четверти рабочих мест на заводе в Бельфоре, что вызвало волну негодования у работников компании и депутатов местных органов власти. «Правительство давно знало о намерении GE сократить рабочие места в Бельфоре, но никак этому не препятствовало, а лишь договорилось о том, что новость будет объявлена после выборов в Европарламент. Им не хотелось иметь дополнительные проблемы», – возмущается Грегори Пастор, секретарь ВКТ в европейском комитете компании. В Министерстве экономики опровергли утверждение о том, что им была известна дата объявления этой новости, заявив, однако, что готовящиеся перемены ни для кого не были секретом. Однако в своём письме, направленном местным депутатам в начале мая, Эммануэль Макрон заверил последних в том, что ситуация на заводе GE в Бельфоре находится «под самым пристальным вниманием государства».

Похоже, что министерство экономики уже продумало план действий на период после продажи энергетической компании и не выказывает ни малейшего стремления смягчить отрицательные последствия намеченных перемен. «Нет ничего удивительного в том, что «General Electric» хочет адаптировать свой объект к условиям рынка», – сообщает источник, близкий к правительственным кругам, делая акцент на существенном уменьшении количества газовых турбин, производимых на заводе в Бельфоре (оно сократилось со 100 единиц в 2008 году до 29 в 2018-м), и указывая на то, что для оживления работы на объекте и диверсификации видов его деятельности с целью сохранения занятости нужно предпринять большие усилия. «Рынку энергетики свойственна цикличность. Сейчас мы переживаем период кратковременного спада, но долгосрочные прогнозы обещают рост», – утверждает Грегори Пастор.

В прошлый четверг отделение профсоюзного объединения CFE-CGC-CGT-SUD в компании «General Electric» напомнило, что «рынок газового оборудования на 50 герц (для которого производит турбины завод в Бельфоре – прим. ред.) составляет 75 % от объёма всего рынка в целом, и эта цифра, по данным Международного энергетического агентства, к 2040 году удвоится из-за развития возобновляемых источников энергии и отсутствия возможностей для хранения больших её объемов, надёжных как с технической, так и с финансовой точек зрения». Профсоюзные лидеры подчёркивают, что «GE не исключает и такого варианта развития своих планов». «Недостаток загруженности предприятия (15 %), на который ссылается руководство GЕ, обусловлен не рыночной конъюнктурой, а перемещением производственных мощностей за пределы завода в Бельфоре и снижением (с 48 % до 26 %) доли самой GE на рынке оборудования на 50 Гц», – говорится в сообщении профсоюзного объединения.

Правительство полагает, что при необходимости «General Electric» сможет вновь расширить производство, если только руководство компании не прибегнет к переводу производственных мощностей за границу, что не исключается. «В целом, если учитывать и косвенную занятость, под угрозой оказались свыше 3 000 рабочих мест, то есть население целого департамента пострадает», – сообщил вчера на встрече парламентариев с представителем правительства депутат из Бельфора Мишель Цумкеллер («Союз демократов и независимых»), напомнив, что при покупке энергетического подразделения компании «Alstom» в 2015 году «General Electric» обязался создать 1 000 рабочих мест. А между тем в январе текущего года их создали всего лишь 25. При этом план коллективного расторжения трудового договора по соглашению сторон предусматривает упразднение ещё 700 рабочих мест. Таким образом «General Electric» вносит свою лепту в деиндустриализацию страны, а правительство при этом ограничивается ролью стороннего наблюдателя.