Завод ASCOVAL. Люди устали от многолетней борьбы.

Людовик Финез

В конце февраля Торговый суд отменил выкуп сталелитейного завода новым владельцем, одобренный в декабре прошлого года. Дан срок в один месяц, чтобы найти другого покупателя. Но работающие на заводе люди с трудом в это верят.

«С нас хватит, чаша терпения переполнена! У меня жена и дети. Это морально тяжело: мы ждём сообщения о том, закроют завод или нет…», - говорит Мишель, припарковав машину у завода «Ascoval», расположенного в Сен-Сольв, департамент Нор.

Тяжёлым шагом он направляется к воротам завода. Накануне Торговый суд Страсбурга окончательно похоронил идею (одобренную, однако, тем же судом 19 декабря 2018 года) о выкупе завода франко-бельгийской группой «Altifort». Им не удалось собрать 35 миллионов евро, которые необходимо было заплатить в дополнение к 47 миллионам евро государственной помощи в виде займов. Был предоставлен срок в один месяц, до нового заседания 27 марта, чтобы определить возможного нового покупателя. Мишель, техник по обслуживанию, работающий на заводе с 2009 года, не понимает того, что произошло: «Это политика. Неизвестно, что стоит за всем этим…»

Четверг 28 февраля. Свинцовое небо. На парковке у завода «Ascoval» тише обычного. Рабочие простаивают по техническим причинам, из-за отсутствия достаточного количества заказов. Производство могло бы возобновиться 18 марта. Но завод не пустует: организованы собрания с участием руководства и представителей коллектива, чтобы осмыслить прошедшее накануне заседание. Едва выйдя из машины, Ив (*) закуривает сигарету. Он в таком же отчаянии, как и Мишель: «Всё время одно и то же. Вот уже пять лет, как мы то простаиваем, то возобновляем работу…» «У нас не будет покупателя», - перебивает он, как только ему задают вопрос по поводу предоставленной судом отсрочки. «У нас уже был один, понадобился год, чтобы его найти. Двадцать семь дней он оставался нашим покупателем. За один месяц не найдется другой», - категорично заявляет Ив, начальник бригады непрерывной разливки стали, проработавший на заводе двадцать лет. Потом он спохватывается и всё же находит небольшой повод для надежды: «С этой отсрочкой, надо пробовать продолжать. У нас были заказы. Это современный завод, с новой установкой непрерывного литья, печью и горном. Это один из самых экологичных заводов с наименьшим уровнем загрязнения, и мы умеем делать специальные сорта стали, которые больше нигде не умеют делать.»

50-летний  Патрик не питает особой надежды. Он выходит разъярённый с собрания. «Говорят, что люди борются, но мы не боремся, мы доведены до края, - говорит он. - Это как «День сурка». Знаете такой фильм? Хватит над нами издеваться. Они говорят, что мы будем иметь полномочия на принятие решения по поводу нового владельца. Но как может рабочий знать, какой хозяин подходит, если даже судья (Торговый суд Страсбурга) не способен разобраться». «Я не стану задерживаться здесь до пенсии (без необходимости вновь найти работу – прим. ред.), я хочу уйти отсюда», - заключает он. Однако с некоторой долей оптимизма всё же упоминает о предоставленной судом отсрочке в один месяц: «Если это поможет найти кого-то заслуживающего доверия…» Не только гнев, но и чувство несправедливости охватывают Давида, рабочего по непрерывной выплавке стали, который трудится на заводе уже двадцать пять лет. «Все, что происходит – несправедливо. Сначала «Vallourec», который нас бросил, затем «Ascometal», объявленный банкротом и «Schmolz», который выиграл, но не выкупил «Ascoval», тогда как «Liberty» выкупала все. Это мы сделали «Vallourec». Если они набили себе карманы, то это благодаря нам. Они нас использовали и предали». У Давида на счету 250 сверхурочных часов ещё со времён работы с «Vallourec», и он не знает, что с ними будет: «Больше не слышно разговоров о «Vallourec». Они выкрутились из этой ситуации, сбросив всё на «Ascometal»…»

Мнения об «Altifort», эфемерном покупателе, разделились. «Он умеет только красиво говорить, этот Барт (Барт Грюйарт, генеральный директор «Altifort» - прим. ред.). Он нам обещал золотые горы», - говорит Ив. Жан-Марк (*), рабочий доменного цеха, не разделяет жёсткие выражения министра экономики, сказанные в адрес бельгийского предпринимателя: «Я не думаю, что он обманщик, но, возможно, то-то он сделал не так». Что до Жан-Мари (*), то ему даже хочется его защитить: «Он боролся, ходил к министру…» «Я не знаю, мы не можем судить кого-то, кто был владельцем всего три недели», - считает Доминик, который служит компании уже тридцать лет. «Конечно, мы в это поверили. Проблема в том, что мы не знаем, что произошло. Но мы пережили «Vallourec» с тридцатью годами, значит, переживём и «Altifort» с их тремя неделями. Нам тяжело, но месяц отсрочки, это хорошо. Нам нужен в качестве покупателя промышленник с заказами. Уже есть семь клиентов, для которых мы делаем пробную отливку, и которые увеличат свои заказы, если пробы будут завершены. Посмотрим 27 марта…», - заключает он с подобием улыбки.

«Мы не сдаёмся», - сообщает корреспонденту «Юманите» Насим Барди, представитель ВКТ на заводе «Ascoval», с которым мы встретились в конце этого дня, посвящённого собраниям. Он слышал «много вопросов от рабочих по поводу того, что произошло, почему за проектом «Altifort» было столько народу и откуда этот внезапный поворот». «Они настроены против возможных покупателей и некоторые недовольны. Это нормально. Если есть проект, то надо, чтобы он был вызывающим доверие и основательным», - говорит Барди. Только так рабочие «Ascoval» смогут поверить в хорошие перспективы.

(*) – имя было изменено