Завод «ASCOVAL». С тревогой о будущем.

Людовик Финез

12 декабря торговый суд должен повторно изучить предложение о выкупе расположенного в департаменте Нор сталелитейного завода «Ascoval», акционера группы «Vallourec». Это отсрочило приобретение завода потенциальным покупателем - компанией «Altifort», которая находится в поисках новых клиентов и финансирования. Каковым будет дальнейшее развитие событий? Наш репортёр встретился в г. Сен-Сольв с 280-ю пока ещё работниками завода.

«Я оптимист. Мы получили инвестиции совсем недавно, они должны помочь. Министерство экономики объявило, что проект компании «Altifort» надёжный, это и без них понятно…», - это слова Доминика Дюсара, одного из сотрудников предприятия. В четверг, 8 ноября, после завершения рабочего дня он проходит через ворота сталелитейного завода «Ascoval», находящегося в г. Сен-Сольв (департамент Нор).  

Доминик начал работать на «Vallourec» в 1989 году, а в январе 2017 года наблюдал, как происходила передача 60 % капитала завода в руки компании «Ascometal» и видел последовавшие за этим проблемы: юридическая реорганизация, а затем выкуп компании «Ascometal» швейцарским предприятием «Schmolz+Bickenbach». Но «Ascometal» был продан без сталелитейного завода «Ascoval» (г. Сен-Сольв), который сегодня должен найти себе нового владельца для того, чтобы выжить. Единственный претендент -  франко-бельгийская компания «Altifort». Решение должно быть принято сразу после слушание 12 декабря в торговом суде Страсбурга. «Пока мне не сказали, что «всё кончено, бери свой расчёт и иди домой», я верю в лучший исход», - говорит Доминик. «Аltifort» ищет рынки сбыта с сильной добавочной стоимостью в различных отраслях: автомобильной, железнодорожной, нефтехимической, авиационной, корабельной... Мы видим, что он действительно хочет спасти нас, а мы в свою очередь вот уже три года боремся за отсрочки», - добавляет Доминик. Он любит свою «трудную профессию», которая заключается в «работе с жидкой сталью температурой в 1700° C». «Мне остаётся ещё двенадцать лет до пенсии (надо постучать по дереву, чтобы не сглазить). Я хочу провести их здесь. В 51 год я больше не найду постоянную работу в другом месте», - говорит он.

Несколькими часами ранее министр Экономики Бруно Ле Мэр, нанёсший визит в «Ascoval», продемонстрировал такой же оптимизм: «Именно потому, что мы объединились, у нас всё получится. У нас одна цель». Надежду сохраняет и 58-летний Жан-Пьер, который провёл тридцать девять лет своей жизни в «Vallourec». «Я борюсь за молодёжь, - говорит он. – Мне больно видеть, как исчезает молодой завод с огромным потенциалом и умением работать». Жан-Пьер знает, что проект компании «Altifort» предполагает много перемен: «Мы приспособимся. Когда нашим клиентом был «Usine de Dunes» (железнодорожный завод компании «Ascometal», расположенный возле Дюнкерка, - прим. ред.), мы приспособились и вместо 9-метровых прутьев стали выпускать прутья длиной в 4,5 метра». «Я верю в «Altifort», но трудно смириться с выходом из состава «Vallourec»», - говорит 39-летний Ян Ришар, принятый на работу в 2004 году. Он намекает на решение «Vallourec» прекратить сотрудничество с «Ascoval». 22 октября компания фактически заявила о том, «что запросы «Altifort» (в рамках своего выкупного проекта, - прим. ред.) вынудили бы «Vallourec» покупать у этой компании сталь по цене, которая более чем на 30 % превышает цены у других поставщиков». Ян не волнуется за себя: «Я механик по техническому обслуживанию, мне легко будет выкарабкаться. Но для всех тех, кто имеет специфические профессии металлургической промышленности, дела будут обстоять сложнее». Ян даже обеспечил себе тыл, создав собственное ремесленное предприятие по починке и техническому обслуживанию. «Я выполняю множество небольших работ, в частности для завода «Bridgestone» в г. Монс (Бельгия)», - говорит он. И если утром Ян находится на своём рабочем месте в «Ascoval», то вторую половину дня он посвящает другой своей работе. И наоборот. Он даже строит планы о том, что после покупки «Altifort» сталелитейного завода сможет работать на нём как подрядчик.

Но другие работники обеспокоены больше. «Мы не знаем «Altifort». Каковы их финансовые перспективы? – задаётся вопросом 36-летний Сильван Дебюро, работающий в отделе эксплуатации зданий. – Здесь же любая поломка обходится в миллионы евро». «Я боюсь за то, что случившееся с «Ascometal» может повториться и с «Altifort», - говорит 42-летний Жером Галозо, начавший работать в «Vallourec» в 2006 году. - Если завод закроется, будет очень трудно найти работу в окрестностях Валансьена. Как и у коллег, у меня тоже есть дом, за который нужно платить, и кредит на автомобиль…» Антони, с 2010 года работающий на заводе мастером по металлу, тоже колеблется, но пессимизм преобладает: «Я не верю в проект компании «Altifort». Это только моё мнение, но думаю, что через год всё начнётся по новой. Мы снова окажемся на площади и будем проводить забастовку. Если завод закроется, мы получим какую-то компенсацию и нас выкинут. Тогда я уеду в Швейцарию. Мои друзья уже там, нашли работу». «Конечно, меня всё это злит, - продолжает Антони, - вот вчера узнал о том, что «Vallourec» предложил около 20-30 миллионов евро (за план по закрытию завода, - прим. ред.). В этом случае я получил бы 90 000 евро. Это же можно было обсудить, но профсоюзы нас не проинформировали». «Неправда! - говорит делегат от металлургического отделения профсоюза CFDT и представитель рабочих в страсбургском суде Оливье Бюрни. – На самом деле в начале сентября «Vallourec» заверил нас в том, что проект компании «Altifort» нежизнеспособен, что они не хотели бы повторять ошибки, совершённые с «Ascometal», и что лучше всё закрыть под их ответственность. Но такие суммы никогда не озвучивались. Я не знаю, откуда взялись эти 20-30 миллионов, и даже ещё более высокие цифры, о которых говорят на заводе».

Пока вопрос с традами «Vallourec» не решён. Проект компании «Altifort» предполагает предоставить в его распоряжение два здания с ленточными машинами, закрытые в 2017 году. Счёт за восстановление составляет 12 миллионов евро. К этому добавляется «социальное обязательство» на сумму 6 миллионов евро, выражающееся в часах, накопленных сотрудниками на их «временных сберегательных счетах». «По идее, они должны рассчитываться каждые три месяца, но это практически не соблюдалось заводом «Vallourec»», - рассказывает делегат от ВКТ Насим Барди. Жерому Галозо в общей сложности полагается 8 000 евро. «Я не один такой, - утверждает он. – Будет правильно, если выплачивать их начнёт «Vallourec», поскольку я накопил эти средства, работая у них». Станет ли государство, которое является акционером завода «Vallourec» (15 % акций принадлежат Государственному инвестиционному банку) принуждать металлургическую компанию реально «исполнять свою ответственность?».

На траве угольного цвета, растущей на площади в промышленной зоне № 4, ещё следы 280-ти работников завода «Ascoval», участников забастовки, проведённой в конце октября. В центре города на плакате, размещённом на фасаде здания мэрии, висит баннер с лозунгом «Не сдадим «Ascoval» без борьбы», поскольку «сталь течёт в наших венах и уголь заполняет наши сердца». «Закрытие завода коснулось не только 280 рабочих, но и их семей и подрядчиков, - говорит работник торгового отдела, а ныне пенсионер, Андре, сидящий за столиком в кафе рядом с мэрией. - Я всегда буду ходить на голосования, но мы закончим тем, что растратим силы. К власти пришли большие деньги, а сопротивления нет». Утром на межпрофсоюзной демонстрации в городе Мабёж, организованной по случаю приезда Президента Республики на завод «Renault», мы встретили Надю Алуаш (ФКП), помощника мэра города Феньи. Она знает, чем грозит исчезновение крупного местного работодателя: «В 2015 году был ликвидирован литейный завод «Sambre et Meuse» (261 работник). Сегодня Феньи – это мёртвый город, который теряет своё население и нищает. Мы потеряли целые классы, страдает мелкая торговля в центре города». Надя не хочет, чтобы такая же участь постигла Сен-Сольв.

219 миллионов евро, такую сумму получил завод «Vallourec» в 2016 году от Государственного инвестиционного банка (BPI) без предоставления каких-либо средств для сферы трудовой занятости или инвестиций.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код