CETA. ТРЕБОВАНИЕ РЕФЕРЕНДУМА ПОСЛЕ ПРИТВОРСТВА МАКРОНА

Группа «Stop Ceta» не собирается складывать оружие и начинает гражданскую кампанию за или против ратификации соглашения о свободной торговле.

«План бездействия», «смехотворная» писанина, «не двигающиеся с места обязательства» … реакция последовала незамедлительно вслед за вчерашней публикацией правительственного плана действий по договору CETA, причём реакция не совсем одобрительна. Эммануэль Макрон и Эдуар Филипп рассчитывали обнародованием своих идей успокоить недовольства, вызванные содержанием этого торгового договора, связывающего ЕС и Канаду. Но затея провалилась. Не нашлось ни одного человека, кроме депутатов от «Вперёд, республика!», которого удовлетворили бы предлагаемые правительством меры. Начнем с того, что те, кто не верил в улучшение CETA, сейчас верит в это ещё меньше, а тех, кто надеялся на позитивные улучшения, постигло разочарование. Остаётся острый вопрос: узнать, есть у противников договора поле для манёвра, чтобы его оспорить. «Да», - отвечают некоторые, те, кто призывает отменить ратификацию соглашения путём народного голосования. «Референдум» - это слово всё чаще звучит в рядах недовольных.

Краткое содержание «предыдущих серий»: 1 мая, выходя на финишную прямую президентской гонки, Эммануэль Макрон внезапно поклялся в том, что услышал возмущённые голоса обеспокоенных избирателей по поводу CETA. Единственный из кандидатов в президенты, ранее открыто поддерживавший торговое соглашение, Макрон  в тот момент изменил свою риторику, пообещав, в случае избрания, назначить «экспертную комиссию для исследования влияния последствий ратификации этого договора на окружающую среду и общество». Какими бы ни были выводы этой комиссии, кандидат Макрон брал на себя обязательство учесть их все и «внести изменения в текст соглашения».

Доклад, сделанный этим летом, указывал на неопределённость договора

Шесть дней спустя Макрон был избран президентом. В июле 2017 года была сформирована комиссия под председательством экономиста Кэтлин Шуберт. 8 сентября комиссия представила свои заключения, которые чётко указывали на недостаточную определённость CETA в вопросе о сельском хозяйстве и пищевых продуктах, и сделала вывод о несовместимости СЕТА с Парижским соглашением по климату, принятому на конференции по климату COP21. 21 сентября, игнорируя выводы комиссии, правительство объявило о временном вступлении в силу соглашения на территории Франции. Сегодня 90 % требований СЕТА выполняются на территории страны, охватывая 98 % торгового обмена. А глава государства уже сформулировал новое обещание: план действий по CETA, который будет включать в себя рекомендации комиссии Шуберт, отметившей в своих документах ряд опасностей, содержащихся в договоре (особенно это касалось климатических вопросов).

По словам экспертов, СЕТА не предусматривает «ограничение торговли ископаемыми источниками энергии и уменьшение выбросов СО 2 международным морским и воздушным транспортом, вызванных увеличением трансатлантической торговли». В договоре также отсутствуют пункты о «согласованности средств борьбы против климатических изменений». Огромные упущения, учитывая, что Канада является крупнейшим производителем нефти из битуминозных песков, которая даёт на 48 % больше газа, вызывающего парниковый эффект, чем классическая нефть, и предполагает увеличить её производство на 53 % к 2030 году, надеясь, что значительная часть этой продукции поступит на европейский рынок. Комиссия Шуберт выразила обеспокоенность тем, что CETA создаст конкуренцию между европейскими и канадскими сельскохозяйственными моделями, игнорируя их различия и специфику: фермерские хозяйства Канады и Франции сильно отличаются по своему размеру (60 % канадских животноводческих хозяйств насчитывают больше 10 000 голов)); 46 химических веществ, запрещённых в Европе, разрешены к применению в канадском сельском хозяйстве. И в качестве вишенки на торте - в тексте соглашения содержится риск ослабления европейских санитарных норм. Это касается знаменитых арбитражных судов, которые позволяют производителям предъявлять иск к тем государствам, которые будут тормозить их развитие под предлогом природоохранных и общественных ограничений. «Ничто в этом договоре не позволяет гарантировать, что будущие положения об охране окружающей среды (…) не будут в этой области подвергаться опасности», - вынесла вердикт комиссия Шуберт, считая неоправданным введение подобного механизма в договор CETA и сформулировав ряд рекомендаций.

После тщательного изучения доклада экспертов, Фонд защиты природы и человека (бывший фонд Николя Юло) и Институт Веблена (гражданский «мозговой центр») высказали около 27 предложений, направленных на сбалансирование механизмов кооперации, усиление мер защиты здоровья и окружающей среды и на борьбу с изменением климата, носящие обязательный характер. Отдельно было рекомендовано учредить право климатического вето, которым смогут воспользоваться и Европа, и Канада, в случае, если промышленная или торговая операция подвергнет угрозе обязательства, принятые в ходе конференции по климату COP21.

Своими предложениями обе организации рассчитывали ещё и на то, что правительство Франции возьмёт на себя обязательство добиваться того, чтобы заново переписать текст договора, включив в него все рекомендации. «CETA является тем прототипом соглашения, который открывает путь последующим двусторонним договорам между Европой и другими странами, - напомнила Матильд Дюпре (Института Веблена). – Тем временем два десятка других договоров, особенно с Азией, находятся на стадии подготовки, необходимо изменить в них цели и логику... Все эти соглашения должны служить усилению общественных и природоохранных правил».

Как и ожидалось (действующие лица из президентского большинства не уставали это повторять), пересмотра текста CETA не будет. Разделённый на три части, план действий, который вчера представило правительство, удовлетворился анонсированием основных принципов, звучащих заманчиво, но больше похожих на волшебные заклинания, неточные, необязательные к исполнению и не имеющие законной силы. Первая глава, посвящённая «образцовому осуществлению договора CETA», утверждает, что Франция «проследит, чтобы сотрудничество по нормативным вопросам соблюдало намерения сторон», и что «будет осуществляться контроль влияния договора CETA на санитарную безопасность ввозимой продукции на чувствительных сельскохозяйственных направлениях».

Даже те, кто чего-то ждал от плана действий, признаются, что сильно разочарованы

В качестве осуществления дополнительных действий, Франция берёт на себя обязательство «вновь начать обсуждение на европейском уровне...требований по вопросам защиты окружающей среды», чтобы уменьшить использование углеводородов в топливе. Повторяя ранее сформулированное обещание, правительство напоминает, что доклад на эту тему будет представлен в Парламенте в 2018 году. И наконец, существует знаменитое «климатическое вето», о котором много говорят. Точнее, «форма климатического вето», если пользоваться словами Николя Юло, произнесёнными в момент представления плана перед прессой. Фактически, слово «вето» не упоминается в сообщении, представленном Эдуаром Филиппом в Совете министров. «Франция, совместно с Канадой и внутри ЕС, приложит конкретные усилия, чтобы документ учитывал Парижское соглашение, - написал он, - также она требует, чтобы соблюдение соглашения стало основой для всех будущих торговых соглашений ЕС» … В этой формулировке на сказано, имеется ли в виду уже оформленный договор CETA , что делает ее риторической, раз она не будет входить в текст договора, а станет выступать в качестве приложения к нему (в лучшем случае), ведь соглашение не планируется переписывать заново.

Бесполезно говорить о том, что даже те, кто надеялся на что-то в связи с этим планом действий, сильно разочарованы. Остаётся, правда, ещё ответный ход. Но возможен ли он в условиях, когда CETA был принят европейским парламентом в феврале этого года, и подписан Канадой и ЕС в октябре? Да, заявляют многие, поскольку ЕС, пока не ратифицировал текст договора. Это станет возможном только в том случае, если каждая из 28 стран-членов ЕС ратифицирует его. Пока этот процесс не будет завершён, СЕТА не вступит полностью в законную силу.

Таким образом, сейчас мяч находится на стороне поля стран-членов ЕС. Согласно национальным законодательствам, возможны несколько вариантов: правительство может в одностороннем порядке ратифицировать договор (как это сделало правительство Мальты, в лице своего премьер-министра); они могут подчинить решение вопроса голосованию своих парламентов (Латвия, Эстония, Португалия, Испания, Чешская республика и Дания уже пошли по этому пути); наконец, они могут обратиться к населению своих стран и принять решение путём референдума.

С февраля этого года парламентарии-коммунисты и «Левый фронт» призывали сделать выбор, к ним почти сразу же присоединились депутаты из «Непокорённой Франции» и из группы «Новые левые» Требование было подхвачено многими профсоюзами, НПО и гражданскими ассоциациями, ранее объединившимися в группу «Stop TAFTA», чья деятельность теперь посвящена тому, чтобы воспрепятствовать соглашению СЕТА, и которая призывает граждан потребовать у власти отклонить этот договор. «Он не подлежит изменениям с помощью поправок, - настаивает Анна Сабурен, представитель ФКП внутри группы «Объединённые европейские левые». - Он плох по существу, так как вводит концепцию товарного обмена и торгового сотрудничества, служащую интересам транснациональных корпораций, а не населения». В Германии СЕТА уже заставил выйти на улицы около 300 000 противников этого договора. Во Франции многие организации назначили на 12 ноября акцию, призванную усилить давление на власти.

«У французов есть право на то, чтобы знать и принимать решение»

«Это соглашение о свободной торговле с Канадой открывает дорогу социальным проблемам, проблемам окружающей среды, санитарным, климатическим, которые представляют большую опасность», - заявил вчера евродепутат, управляющий редактор «L’Humanite» Патрик Ле Ярик вслед за правительственными заявлениями, расценёнными как «последняя попытка всё запутать и заставить проглотить пилюлю этого договора, применяемого с 21 сентября, при том, что ни один парламент стран ЕС ещё не высказался». «Климатическое вето? Новая деревянная игрушечная сабля! Нужно действовать во имя демократии и общих интересов! – говорит он, - Мы требуем большого общественного обсуждения и проведения референдума. Ещё есть время».

 

 

 

 

 

Мари-Ноэль Бертран

Добавить комментарий


Обновить Защитный код