Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Авария на заводе «Lubrizol» и проблемы химической промышленности.

Лоан Нгуен

На химическом заводе в Руане произошли взрыв и пожар, повлёкший выброс ядовитых веществ в воздух. В связи с происшествием особо актуальным стал вопрос об эффективности регламентов и проверок на всех опасных объектах.

В ночь на 26 сентября, около 2ч 40 мин по местному времени на складе контейнеров химического завода «Lubrizol», находящегося в городе Руан на северо-западе Франции, произошёл пожар. Последствия этой промышленной катастрофы вызывают беспокойство у жителей прилегающих населённых пунктов, которые дышат загрязнённым воздухом и тревожатся за судьбу хранилищ углеводородного сырья, расположенных в радиусе нескольких десятков километров. Несмотря на успокаивающие заверения префекта департамента Приморская Сена, люди задаются вопросом о том, как выброс нефтепродуктов отразится на их здоровье. И хотя установить виновных в этом происшествии пока не удалось, результаты начатых недавно расследований и сама история предприятия уже вызывают немало вопросов.

В 2013 году на заводе этого холдинга в Руане произошла утечка токсичного газа меркаптана, следствием которой стало наложение административного штрафа за халатность в размере... 4 000 евро. «Незначительность наказания свидетельствует о слабости законодательства Франции в области охраны природы», – заявила в субботу на страницах издания «Le Parisien» Дельфин Бато, занимавшая тогда пост министра экологии. «В 2017 году завод «Lubrizol» вновь оказался в центре внимания в связи с тем, что префектура предъявила его руководству требование об исправлении 17 обнаруженных нарушений», - сообщил префект Нормандии Пьер-Андре Дюран, добавив, что на предприятии были исправлены все недоработки «нормативного и административного характера». Казалось бы, руководство завода встало на путь истинный, однако многие сомневаются в этом. «Приходится признать, что слишком слабое взыскание, наложенное судом на завод «Lubrizol»  (…) после выброса меркаптана, оказалось недостаточным для того, чтобы заставить руководство транснациональной корпорации, владеющей предприятием, принять меры к обеспечению должного уровня безопасности», – отмечают лидеры отделения профсоюза ВКТ в департаменте Приморская Сена. Они призвали органы государственной власти позаботиться о «полном информировании населения об имеющихся опасностях».

Случившийся инцидент напомнил о том, что в основе проблем санитарно-экологического характера лежит вопрос о производственных и профессиональных рисках. Стремление к сокращению затрат и ослабленный контроль стали общей тенденцией, в том числе и на объектах категории Seveso,[i] а страдает от этого безопасность работников и жителей близлежащих населённых пунктов. «На сегодняшний день нам известно, что работы по складированию лубризола и его разливу в ёмкости, проводившиеся в той части завода, где возник пожар, были полностью отданы на аутсорсинг компании «Netman», оказывающей услуги по логистике и уборке», – сообщил Жеральд Ле Кор, один из лидеров отделения ВКТ в департаменте Приморская Сена. «Избыточное привлечение подрядных организаций влечёт за собой утрату навыков по управлению рисками. Это очень неприятная тенденция, которая отмечается в том числе и на промышленных объектах повышенной опасности, ведь руководство предприятий стремится сэкономить на постоянных издержках, чтобы поддерживать высокий уровень рентабельности», – объясняет Эрван Жаффре, специалист по исследованию санитарно-гигиенических условий труда и безопасности на производстве в экспертной организации «Cidecos».

А между тем всё более активный вывод на аутсорсинг тех видов деятельности, которые руководство предприятия считает не имеющими прямого отношения к производственному процессу, в химической промышленности считается одним из значимых факторов риска. Привлечение подрядчиков стало причиной трагедии, произошедшей на заводе AZF в 2001 году, когда взлетел на воздух ангар, находившийся в распоряжении подрядчика (компании TMG). Взрыв привёл к гибели 31 человека. Работники подрядной организации не имели достаточной информации об опасностях, связанных с химическими веществами, которые находились у них в руках, и допустили смешивание двух субстанций, которые ни в коем случае не должны были соприкасаться друг с другом. Кстати, тогда директор предприятия был приговорён к тюремному заключению на 15 месяцев с отсрочкой, а компания «Grande Paroisse», работавшая на объекте, получила предписание о выплате штрафа в размере 225 000 евро. Принятый в 2003 году закон Башло, направленный на защиту сотрудников опасных предприятий и жителей прилегающих населённых пунктов, был подготовлен, по словам его разработчиков, именно для того, чтобы ограничить привлечение подрядчиков на основании консультаций с представителями коллектива через Комитеты по гигиене, безопасности и условиям труда.

Но разве после всех принятых мер кто-нибудь говорил о взрыве на заводе «Saipol» в Дьеппе в феврале 2018 года, при котором погибли два человека? Или кто-нибудь знает о том, что месяцем позже взлетела на воздух цистерна на химическом заводе «Brenntag» (департамент Тарн), тяжело ранив двух рабочих? По данным министерства экологии, на предприятиях, представляющих повышенную опасность для окружающей среды, было зафиксировано 1 036 инцидентов. На производственных объектах нефтехимической промышленности в прошлом году произошло 62 аварии (для сравнения в 2017-м их было 41, а в 2016 – 31). «Около 85 % подобных случаев составляют выбросы опасных веществ, сопровождающиеся неприятными запахами, загрязнением воздуха, сжиганием газов при экстренной остановке производственных мощностей, утечками жидких углеводородов, а 15 % – возгорания (главным образом воспламенения при утечках)», – уточняется в отчёте министерства за 2018 год. По данным экспертов Бюро по анализу рисков и промышленных загрязнений, опубликованным в 2019 году, более чем в 90 % случаев аварии на опасных объектах обусловлены неправильной организацией труда.

«Под предлогом упрощения мы движемся к деградации», – полагает Филипп Сонье, член ассоциации по охране здоровья на рабочих местах Федерации химической промышленности в ВКТ. Он недоволен тем, что указ Макрона от сентября 2017 года упразднил Комитеты по гигиене, безопасности и условиям труда. Они были объединены с Комитетами предприятия, а теперь вопросы охраны здоровья и безопасности на рабочем месте постепенно уходят из повестки дня на переговорах с руководством предприятий. Ослабление внимания наблюдается и в отношении к проблеме со стороны государственных властей. С тех пор как в июне 2009 года было принято специальное постановление, некоторые опасные предприятия получили послабления в вопросе выдачи разрешений. В итоге прекратились исследования потенциальных угроз производства, его воздействия на окружающую среду, общественной значимости таких объектов, было отменено требование о получении заключения «Coderst» (Совет по охране природы, санитарным и техногенным рискам на уровне департамента) в отношении опасных видов деятельности. Да и сам их перечень претерпел некоторые изменения. Теперь региональные организации по охране природы, благоустройству и жилью (Dreal) не могут требовать соблюдения определённых правил безопасности от тех, кто запрашивает разрешение. Как отметил бывший член Высшего совета по опасным объектам Марсель Крокфер в своей работе, посвящённой катастрофе на заводе AZF (1): «Таким образом надзорный орган снимает с себя свою долю ответственности за недоработки, если они приводят к аварии, ведь он не вправе налагать санкции».

Наряду с правом таких организаций устанавливать нормы, важнейшую роль играет вопрос о методах их реализации. По данным последней презентации, подготовленной профильным министерством для профсоюзных организаций, штат Министерства комплексных экологических преобразований к 2020 году должен сократиться на 600 полных ставок. За период с 2015 по 2020 годы численность сотрудников, непосредственно занятых предотвращением рисков, уменьшится с 3 237 до 3 194 человек. Это сокращение уже имеет определённые последствия. «В 2018 году было проведено всего 18 196 проверок, тогда как в 2006-м их было 30 000», – напомнила Дельфин Бато читателям газеты «Le Parisien».

(1) « AZF/Total, responsable et coupable, histoires d’un combat collectif » («AZF/Total, ответственность и вина, история коллективной борьбы»), издательство Syllepses.

 

[i] Находящиеся под особым контролем властей в связи с наличием потенциально опасного сырья – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код